Все новости
25 Мая 2021, 12:10

ДРУГАЯ РЕАЛЬНОСТЬ

Противополагая обыденный рассудок интуитивному, под- и надсознательному, футуристы нередко ссылались на «заумный язык» сектантов, труды А. Бергсона, З. Фрейда, П. Успенского. В 1904 г. на русском языке публикуется работа Фрейда «О сновидениях»; в последующие годы выходят в свет другие исследования как самого основателя психоанализа, так и его последователей. Наибольшее влияние на художников и поэтов авангарда оказал, несомненно, Фрейд. В «Декларации заумного языка» (1921) Крученых определяет «наобумное», опираясь, среди прочего, на ключевые понятия Фрейда: «алогичное, случайное, творческий прорыв, механическое соединение слов: оговорки, опечатки, ляпсусы; сюда же, отчасти, относятся звуковые и смысловые сдвиги, национальный акцент, заикание, сюсюканье и пр.». В письме к литератору и литературоведу А. Шемшурину он прямо указывает на источник: «Кстати: о сдвигах, недомолвках, описках и проч. З. Фрейд. Патология обыденной жизни и Толкование сновидений».

Автор — Ведущий рубрики Александр Гарбуз

«Мы фрейдыбачим на психоаналитике
сдвигологических собачек,
без удержу взаздробь!»
А. Крученых

Противополагая обыденный рассудок интуитивному, под- и надсознательному, футуристы нередко ссылались на «заумный язык» сектантов, труды А. Бергсона, З. Фрейда, П. Успенского. В 1904 г. на русском языке публикуется работа Фрейда «О сновидениях»; в последующие годы выходят в свет другие исследования как самого основателя психоанализа, так и его последователей. Наибольшее влияние на художников и поэтов авангарда оказал, несомненно, Фрейд. В «Декларации заумного языка» (1921) Крученых определяет «наобумное», опираясь, среди прочего, на ключевые понятия Фрейда: «алогичное, случайное, творческий прорыв, механическое соединение слов: оговорки, опечатки, ляпсусы; сюда же, отчасти, относятся звуковые и смысловые сдвиги, национальный акцент, заикание, сюсюканье и пр.». В письме к литератору и литературоведу А. Шемшурину он прямо указывает на источник: «Кстати: о сдвигах, недомолвках, описках и проч. З. Фрейд. Патология обыденной жизни и Толкование сновидений».
Наложение, сгущение образов, их смешения — эти основные структурные элементы сновидения часто встречаются в творческой практике Крученых и близких ему по духу художников. Ироничный, чрезвычайно чуткий к любым, подчас неявным проявлениям комизма, Крученых не мог пройти мимо фрейдовского сравнения механизма сновидения с техникой остроумия. В «Толковании сновидений» Фрейд писал: «… Разделение и составление слогов — самая настоящая химия слогов — служит нам в бодрствовании для самых разных шуток… В бодрствующей действительности я редко претендую на прилагательное «остроумный»; если мои сновидения кажутся остроумными, то дело не во мне лично, а в тех своеобразных психологических условиях, в которых вырабатывается сновидение, и тесно связано с теорией остроумного и комического. Сновидение становится остроумным, потому что прямой и ближайший путь к выражению его мыслей закрыт; оно принуждается к этому. Читатели могут убедиться, что сновидения моих пациентов производят впечатление остроумных в такой же, а то и в большей степени, что и мои». Эти наблюдения ученого были продолжены в последующих трудах.
Известно, что Фрейд очень любил еврейские анекдоты, нередко построенные на игре слов. В 1905 г. на немецком языке выходит книга «Острота и ее отношение к бессознательному» (позже переведенная на русский), где уже во «Введении» Фрейд отмечает: «Момент «удивления и озарения» глубоко вводит в проблему отношения остроумия к комизму. Кант говорит о комизме как таковом: его удивительное свойство состоит в том, что он может обмануть нас лишь на мгновение. Хейманс (1896) поясняет, как возникает эффект остроты из-за последовательности удивления и озарения. Свое мнение он иллюстрирует прекрасной остротой Гейне, вложившего в уста одного из своих персонажей, бедного продавца лотерейных билетов Гирша-Гиацинта, хвастливое заявление, что благородный барон Ротшильд обращался с ним по-свойски, совершенно фамиллионьярно. (Ср. название небольшой книжки Крученых 1919 г. «Миллиорк».) Здесь слово, носитель остроты, вначале кажется всего лишь неправильным словообразованием, чем-то непонятным, невразумительным, загадочным. Поэтому оно удивляет. Комизм возникает, когда удивление пропадает, когда слово становится понятным». Этот процесс образования остроты Фрейд трактовал как «сгущение с заместительным образованием».
В результате перестановки акцента на звуки, а не смысловое наполнение слов и возникают в стихах Крученых сдвиги, странные, часто страшновато-комические образы. Ассоциативные нити, исходящие из какого-либо элемента стиха (звука, слова, соединения их частей и др.), порождают последующую схему событий, что также напоминает работу сновидения, выражавшего «логическую связь сближением во времени и пространстве».
В ревущий чор — день
Батистом, как сереброюньем звеня,
Графиня хупалась в мирюзовой ванне,
А злостный зирпичь падал с карниза
В темечко, свеже-клокочное норовя!
……………………………………….
Рявкнул о смерти хрустящей
Последней хринцессы
Радио-телеграф!..
Злюстра зияет над графом заиндевелым
Мороз его задымил, взнуздал..
Шлюстра шипит над шиперным графом…
Неожиданный образ Радио-телеграфа мотивирует появление графа. Злостный зирпич окрашивает в З строку: Злюстра зияет. «Так логика фабулы жизнеподобной заменяется фабулой звука и чувств», — писал С. Третьяков в сборнике «Бука русской литературы», посвященном Крученых.
В 1918 г. в Тифлисе Крученых становится одним из организаторов группы «левобережного футуризма» 41°, участники которой — поэты-заумники и теоретики И. Зданевич, И. Терентьев и др. активно воплощали в своем творчестве психоаналитические идеи.
Читайте нас в