Все новости
Персона
28 Апреля 2020, 16:59

ВИКТОРИЯ СИМОНОВА: листки из альбома

Музыковеда Викторию Симонову в музыкальных кругах нашего города знают, любят и ценят. За редкую отзывчивость, профессиональный подход и неповторимый шарм общения с аудиторией. Помимо Башкирской государственной филармонии имени Хусаина Ахметова, на сцену которой она выходит без малого четверть века, её связывают многолетние тёплые отношения со многими творческими коллективами. Например, с Башкирским оперным театром и Национальным симфоническим оркестром РБ, Башкирской хоровой капеллой и Ансамблем танца имени Файзи Гаскарова, Благотворительным фондом Владимира Спивакова и ансамблем Олега Киреева. Не говоря уже об учебных заведениях. Среди них не только Уфимский институт искусств имени Загира Исмагилова, с которым Виктория Анатольевна не расстаётся со времён студенчества, но и множество других, с кем дружба и сотрудничество тесно переплелись.

Автор — Гузель Яруллина

Музыковеда Викторию Симонову в музыкальных кругах нашего города знают, любят и ценят. За редкую отзывчивость, профессиональный подход и неповторимый шарм общения с аудиторией. Помимо Башкирской государственной филармонии имени Хусаина Ахметова, на сцену которой она выходит без малого четверть века, её связывают многолетние тёплые отношения со многими творческими коллективами. Например, с Башкирским оперным театром и Национальным симфоническим оркестром РБ, Башкирской хоровой капеллой и Ансамблем танца имени Файзи Гаскарова, Благотворительным фондом Владимира Спивакова и ансамблем Олега Киреева. Не говоря уже об учебных заведениях. Среди них не только Уфимский институт искусств имени Загира Исмагилова, с которым Виктория Анатольевна не расстаётся со времён студенчества, но и множество других, с кем дружба и сотрудничество тесно переплелись.

Букет юбилейных дат, в числе которых 25-летие лекторской деятельности и 30-летие педагогической, стали поводом для беседы, которую мы, в духе требований сегодняшнего времени, провели он-лайн. Воспоминания героини, размышления и комментарии к любимым фотографиям сложились в эти «листки из альбома».

Фото 1. Мой папа Анатолий Михайлович Симонов был музыкантом, трубачом. Сам он со смехом рассказывал, что пришёл в профессию за стакан компота: так их, детей войны, обучавшихся в детдоме, завлекали поступать в музыкальную школу. Потом были годы учёбы в Тамбовском училище, Саратовской консерватории и более тридцати лет работы в Оренбургском музыкальном училище, куда он уехал по распределению. Мама Зоя Анатольевна отправилась вместе с ним. Она не была музыкальным человеком, но папа всегда был её кумиром и «центром вселенной». Первые годы они жили в стенах училища и ходили на концерты, пройдя всего несколько шагов от своего «дома». А когда родились мы с сестрой Ольгой, то нашими первыми колыбельными стали занятия учеников отца, среди которых был Вячеслав Михайлович Прокопов, позднее «первая труба» Большого театра СССР. На фото: Анатолий и Зоя Симоновы, Оренбург, 1964 год.
Фото 2. В музыку я попала, конечно, благодаря тому, что её выбрал папа. В окружении гармонии звуков я жила с самого рождения и, как многие советские дети, поступила в музыкальную школу, где играла на фортепиано и солировала в детском хоре. О музыковедении как будущей профессии я даже не думала, пока однажды, уже в старших классах, мой педагог по фортепиано Антонина Алексеевна Ситова не сказала: «Вика, таких пианистов, как ты, — много. Но с тобой так интересно поговорить, что я бы посоветовала тебе поступать на теоретическое отделение». Вернувшись домой, я долго плакала. Но потом всё обдумала, подала документы в Оренбургское музыкальное училище на специальность «теория музыки» и ни разу об этом не пожалела. Во многом благодаря тому, что руководителем нашего курса был легендарный педагог-теоретик Владимир Алексеевич Лебедев, выпускник военного факультета при Московской государственной консерватории. На фото: Вика Симонова — солистка в хоре «Красная гвоздика» Детской музыкальной школы № 3 г. Оренбурга, 1980 год.
Фото 3. Годы учёбы в Уфимском институте искусств для меня особенно дорогие. Это время обретения любимой профессии, первых музыковедческих открытий, настоящей дружбы и первой любви. Это была очень важная школа — профессиональная и человеческая. Прежде всего, благодаря тому, что мне посчастливилось попасть в класс Татьяны Степановны Угрюмовой, человека большого такта, дисциплины и таланта. Помню, какими жаркими были дни работы над дипломным исследованием, когда правки научного руководителя вызывали бурные возражения рецензента Норы Аркадьевны Спектор, и наоборот. Учёба плавно перешла в работу на кафедре истории музыки, сначала в качестве секретаря, а затем преподавателя музыкально-исторических дисциплин. И вот уже тридцать лет эта деятельность идёт параллельно основной — лекторской. Особая радость и гордость — мои студенты, успехи которых — лучшая награда, как когда-то и для моего отца. На фото: Виктория Симонова за фортепиано и преподаватели кафедры истории музыки на традиционном музыковедческом «капустнике», 1992 год.
Фото 4. В 1995 году мне предложили работу лектора в Башкирской государственной филармонии, и первым заданием было проведение лекции-концерта о культуре Башкортостана. Не могу сказать, что мои взаимоотношения с этой темой складывались легко и сразу, но со временем башкирская музыка меня приручила. С тех пор, в соответствии с филармонической традицией, каждый новый сезон начинается с лекции о музыкальных традициях нашего края. На фото: Виктория Симонова перед детской аудиторией, 1995 год.
Фото 5. Ещё одно важное и трепетное воспоминание — музыкальная фантазия на тему сказки Сент-Экзюпери о Маленьком принце, которую мы придумали и воплотили двадцать лет назад вместе с замечательным артистом, человеком большой души Юрием Васильевичем Зайцем. Вместе с ним, певицами Нурией Басыровой и Розой Сарбаевой, концертмейстером Индирой Асадуллиной мы провели (нет — «прожили»), наверное, сотню-другую концертов! Но пришло время убрать «Принца» в долгий ящик, пока совсем недавно руководство филармонии не предложило вновь вернуться к этому памятному представлению, расширив его камерный формат. И оказалось, что новый «Маленький принц» с хором мальчиков, квартетом, солистами и песочной анимацией вполне может освоиться и на большой сцене. Символично, что это было последнее представление, которое мы дали до ухода всех театральных и концертных организаций на карантин. И именно оно было записано и выложено в открытый доступ в интернете. Так наш «Маленький принц» «вырос» и «улетел», чтобы обратиться со своей пронзительной историей теперь уже к зрителям всей планеты. На фото: Юрий Заяц, Виктория Симонова и «Маленький принц», Уфа, 2000 год.
Фото 6. Может показаться парадоксальным, но я не люблю писать. Для меня и статьи, и сценарии это всегда какое-то внутреннее преодоление. Пишу, скорее, в силу характера — мне трудно отказывать людям. Именно так в моей жизни возник ещё один важный проект — книга Салавата Низаметдинова «Исповедь». Она вышла в 2014 году, но задумывалась намного раньше. Помню, в каком потрясении я вернулась после премьеры его оперы «В ночь лунного затмения» и буквально выплеснула свой эмоциональный накал в рецензии. Позже мы познакомились, несколько раз я вела его концерты. После премьеры оперы «Memento» Салават Ахмадеевич неожиданно предложил мне написать книгу о его творчестве. Я отказалась, испугавшись всей степени ответственности, с одной стороны, а с другой — понимая, что это потребует колоссального количества времени. Спустя много лет он вернулся к своему предложению неожиданным образом: «Что ты делаешь завтра? Приходи в студию, будем писать книгу». Так родилась его «Исповедь», написанная в формате монологов, где мне досталась роль автора литературной записи текста. Книга была написана довольно быстро, но вышла уже после ухода композитора из жизни. На единственной совместной фотографии мы запечатлены после авторского вечера композитора в ДМШ № 1 им. Н. Сабитова (Уфа, начало 2000-х гг.).
Фото 7. Если и есть какая-то особенная тема для моей семьи, то это «Beatles». Сначала творчеством «ливерпульской четвёрки» был увлечен мой супруг, Ильдар Ишмухаметов, с которым мы вместе со времён учёбы в Уфимском институте искусств. Потом как-то незаметно битломания захватила и меня. А когда в 2008 году мы всей семьёй отправились в Киев, чтобы услышать «живьём» концерт Пола Маккартни, то армия битломанов пополнилась нашими дочерьми — Ренатой и Камилой. Мне кажется, такие моменты и создают семейные истории. Как мы случайно узнали о благотворительном концерте в Киеве, моментально решили «Едем все!» и купили билеты на поезд. Как чудом попали в фан-зону и ждали выступления кумира под проливным дождем. И как необъяснимым образом с появлением музыканта ливень прекратился («О, сэр Пол, повелитель дождя!»), оставив наедине с легендарной музыкой триста пятьдесят тысяч абсолютно промокших и невероятно счастливых людей, среди которых была и наша «уфимская четвёрка».

Автор — Гузель Яруллина