Все новости
СОБЫТИЕ
2 Июля 2021, 21:09

Старейший на Урале. Шедевры музейного собрания

Продолжение. Начало в №№ 5–12 (2020), №№ 1, 2, 3, 4, 5 (2021)

Старейший на Урале. Шедевры музейного собрания
Старейший на Урале. Шедевры музейного собрания

Продолжение. Начало в №№ 5–12 (2020), №№ 1, 2, 3, 4, 5 (2021)

Значительную роль в искусстве позднего передвижничества и в общей картине русского искусства конца ХIХ — первой четверти ХХ века сыграл живописец-реалист Николай Алексеевич Касаткин (1859–1930). Выпускник Московского училища живописи, ваяния и зодчества по классу В. Г. Перова 1 и И. М. Прянишникова, академик Императорской академии художеств, Касаткин после Октябрьской революции стал одним из основоположников искусства социалистического реализма. В 1923 году за вклад в советское изобразительное искусство первым среди российских мастеров был удостоен звания «Народный художник Республики».
В собрании Нестеровского музея изобразительное наследие Касаткина представлено одним произведением — этюдом «Рязанская крестьянка», поступившим в музей в составе дара М. В. Нестерова 1913 года. Небольшой по размерам, он написан в 1884 году и чрезвычайно показателен для творчества художника. Дело в том, что основными жанрами Касаткина были жанровая картина и портрет. Более того, он стал первопроходцем среди поздних передвижников, создавшим целую галерею типизированных портретов рабочих, крестьян, революционеров и полотен на тему тяжёлой жизни и быта рабочего класса, на основе которых впоследствии и возникло искусство соцреализма. Среди его известных произведений 1890‑х годов — картины «Соперницы» (1890, ГТГ), «Осиротели» (1891, ГРМ), «Сбор угля бедными на выработанной шахте» (1894, ГРМ), «Шахтёрка» (1894, ГТГ), «Углекопы. Смена» (1895, ГТГ), «Кто?» (1897, ГТГ), «В коридоре окружного суда» (1897, Севастопольский художественный музей им. М. П. Крошицкого). в их ряду выделяются, с одной стороны, откровенно драматичные и трагичные произведения, с другой — произведения, пусть и редкие в творчестве Касаткина, но наполненные настроением счастья и радости жизни. Таковы вышеупомянутые картины «Соперницы» и «Шахтёрка». В картине «Соперницы» на фоне зимнего деревенского пейзажа изображены две девушки-подруги, радостно идущие за водой. Картина-портрет «Шахтёрка» вошла в знаменитую серию картин о шахтёрах, написанную Касаткиным по впечатлениям от поездок в Донецкий угольный бассейн, которую он предпринял впервые в 1892 году. С точки зрения жанра «Шахтёрка» — это, скорее, небольшой по размерам этюд, написанный с натуры, а его героиня, несмотря на ежедневный непосильный для женщины труд, полна обаяния, внутренней теплоты и надежды на будущее. Появлению этих жизнерадостных по настроению произведений, бесспорно, способствовали этюды Касаткина 1880‑х годов, в которых он разрабатывал образ женщины. Среди них — и музейный этюд «Рязанская крестьянка». Он связан с картинами «Соперницы» и «Шахтёрка» не настроением (женщина на музейном этюде находится в состоянии душевной сосредоточенности, вызванной то ли тревогой, то ли печалью), а интересом художника к образу женщины во всём его эмоциональном многообразии. При этом особое внимание в «Рязанской крестьянке» уделяется художником национальному костюму, что также немаловажно, поскольку именно костюм вносит в это достаточно сдержанное по настроению произведение эмоциональную «разрядку». Интерес Касаткина к национальному костюму, а вместе с ним к произведениям, главными героями которых стали крестьянки, выразится в 1890‑е годы в вышеназванной картине «Соперницы» и будет отражать отдельное направление русского искусства этого времени, связанное с темой народной жизни.
Творчество русского и украинского пейзажиста Сергея Ивановича Васильковского (1854–1917), признанного одним из выдающихся украинских художников конца ХIХ — начала ХХ века и вошедшего в искусство обеих стран ещё и как портретист Тараса Шевченко, представлено в музее миниатюрным пейзажем «Испания. Город Бизанос». Пейзаж не датирован, но установить его дату возможно. Другое дело, что при поступлении в музей (а пейзаж поступил в составе дара М. В. Нестерова 1913 года) в его названии была допущена географическая ошибка. Бизанос — это не город, и уж тем более он не находится в Испании. Бизанос — это коммуна во Франции, разместившаяся примерно в 660 км к югу от Парижа, с тёп­лым океаническим климатом и безветренной погодой. Кроме церкви святого великомученика Магна, построенной в 1874 году, Бизанос ничем другим не примечателен. Поэтому более существенным оказывается вопрос: «Как и с какой целью малороссийский живописец Васильковский оказался во Франции?». Ответ прост: блестяще окончив Императорскую академию художеств, он, как и все «золотые» медалисты Академии, был отправлен академическим Советом в пенсионерскую командировку за границу. Что же касается Бизаноса, то, как демонстрирует музейный пейзаж, он привлёк художника своей природой и той же церковью великомученика Магна, которые и стали предметом его живописного отображения.
С марта 1886 года Васильковский жил во Франции, путешествуя оттуда по Англии, Испании, Италии, Германии и Южной Африке. Много работал, пользовался советами жившего в Париже И. П. Похитонова, 2 результатом которых стал миниатюризм музейного пейзажа, но не его живописно-пластическое решение: имеется в виду, что, в отличие от чувственной пастозности живописи Похитонова, Васильковский, стремясь предельно чётко фиксировать все детали изображаемого мотива, пишет их графически чётко, контрастно и конструктивно. И хотя впоследствии, по возвращении в 1888 году в родную Харьковскую губернию, его излюбленными образами стали национальные герои украинской истории, в том числе казаки, укрепившийся в зарубежной поездке интерес к пейзажу (чему способствовали и «чародей живописи» Похитонов, и живопись барбизонцев) сохранился. На Украине Васильковский создал целый ряд восхитительных пейзажей, за которые ещё при жизни удостоился поэтического прозвища «солнечный художник». Свидетельством его устойчивого интереса к пейзажу является и музейный пейзаж «Бизанос». Простой по мотиву, но исключительно красивый и поэтичный, он, исходя из периода пребывания Васильковского за границей, может датироваться 1886 годом.
С точки зрения интереса русских художников к пейзажам Франции большой интерес представляет и этюд «Вид в Биаррице», написанный крупнейшим пейзажистом и коллекционером, членом Товарищества передвижников и «Союза русских художников», действительным членом Императорской академии художеств, одним из членов и руководителей попечительского совета Третьяковской галереи Ильёй Семёновичем Остроуховым (1858–1929). Этюд написан в 1890 году, то есть практически в одно и то же время с «французским» пейзажем Васильковского, и представляет одно из любимейших во Франции пленэрных мест И. П. Похитонова. Написан на небольшой по размерам деревянной дощечке и очень прост по мотиву. Перед нами — невысокий, слегка холмистый берег, день хмурый, но состояния волнения или тревоги он не вызывает, несмотря на то, что основу колористического решения составляет сдержанная серо-серебристая и зелёно-коричневая гамма.
В жизни и творчестве Остроухова тесно сплелись увлечённость живописью, музыкой (он был прекрасным пианистом), коллекционированием и общественная работа. Последние часто мешали ему полностью сконцентрироваться на живописи. Но 1890 год, которым датирован музейный этюд, стал для живописца и коллекционера Остроухова годом особым. Во‑первых, в этом году он написал своё самое известное произведение «Сиверко» (ГТГ), признанное одним из хрестоматийных образцов русского реалистического пейзажа конца ХIХ века. Во‑вторых, начиная с этого года, он начал формировать свою художественную коллекцию, в которую вошли произведения древнерусского, русского и западноевропейского искусства, причём собрание икон считалось одним из лучших в России.
Информация о коллекционере Остроухове чрезвычайно важна — как с точки зрения одной из важнейших сфер его деятельности, так и с точки зрения его постоянных поездок за рубеж. Этюд «Вид в Биаррице», на котором изображён город Биарриц, расположенный на юго-западе Франции и ставший в силу уникального атлантического климата одним из экзотических мест отдыха и курортов аристократии и королевских особ, был написан в одной из таких поездок. К этому времени Остроухов уже прошёл живописную школу в петербургской студии крупнейшего педагога, профессора Императорской академии художеств Павла Петровича Чистякова (1832–1919) и испытал влияние живописи В. Д. Поленова, 3 учившего его работать на пленэре и поразившего своими восточными этюдами. Помимо Поленова, большое влияние оказал и французский импрессионизм. Но, работая как импрессионисты на пленэре, Остроухов сохранял даже в этюдах устойчивость и чёткость форм. При этом их колористическое решение всегда отличалось изысканной тональностью. Именно таков  этюд «Вид в Биаррице», а вместе с ним и второе его произведение в собрании Нестеровского музея — «Пейзаж». «Пейзаж» отличается большим, чем «Вид в Биаррице», размером и написан на холсте. Он не датирован, но поскольку после 1890 года Остроухов сконцентрировал свою деятельность, в основном, на формировании коллекции будущего музея, то «Пейзаж» мог быть написан в 1880‑е годы, ознаменованные его пленэрной работой в Абрамцеве или близ него. Перед нами легко узнаваемая картина русской природы: песчаный берег с камешками и валунами, речушкой, мостиком и лодками, на заднем плане — лес. Всё просто и естественно, но сколько в этой простоте типично русской душевности и сердечности! Сколько трогательности и красоты! Другая уникальная особенность «Пейзажа» заключается в том, что он, как и «Вид в Биаррице», поступил в музей в составе дара М. В. Нестерова, что стало свидетельством дружбы двух выдающихся художников, начавшейся и укрепившейся в любимом обоими Абрамцеве.

(Продолжение следует)

Читайте нас в