Все новости
СОБЫТИЕ
7 Февраля 2022, 18:58

Старейший на Урале Шедевры музейного собрания

Продолжение. Начало в №№ 5–12 (2020), №№ 1, 2, 3, 4, 5, 6, 8, 9, 10, 11, 12 (2021)

Старейший на Урале  Шедевры музейного собрания
Старейший на Урале Шедевры музейного собрания

Автор — Светлана Игнатенко, искусствовед

 

Продолжение. Начало в №№ 5–12 (2020), №№ 1, 2, 3, 4, 5, 6, 8, 9, 10, 11, 12 (2021)

Имя выдающегося русского портретиста второй половины ХVIII – начала ХIХ века Дмитрия Григорьевича Левицкого (1735–1822), упоминавшееся в контексте предполагаемого авторства портрета Екатерины II,1 имеет самое прямое отношение к ещё одному портрету в собрании музея — портрету графа В. П. Мусина-Пушкина. Но этот портрет — тоже копия, созданная неизвестным художником с оригинала Левицкого, датированного концом 1780‑х – 1790‑ми годами и хранящегося в Государственном музее-заповеднике «Павловск» в Ленинградской области.
Другая копия портрета В. П. Мусина-Пушкина является собственностью Государственного Русского музея (Санкт-Петербург). Её автор также неизвестен, а вот дата имеет большую определённость: копия написана не ранее 1788 года. Удивительно, что и в Нестеровский музей копия портрета В. П. Мусина-Пушкина поступила из Государственного Русского музея — в 1929 году. Следовательно, в Русском музее было две копии одного и того же портрета, что свидетельствует об особом интересе художников как к персоне портретируемого, так и к выдающимся живописным достоинствам оригинала.
Интерес к личности Валентина Платоновича Мусина-Пушкина объяснялся её неоднозначной привлекательностью: будущий генерал-фельдмаршал происходил из знаменитого и разветвлённого рода Мусиных-Пушкиных, в числе которых был и известный государственный деятель, историк, собиратель рукописей и русских древностей, первый издатель «Слова о полку Игореве» Алексей Иванович Мусин-Пушкин (1744–1817).
История создания оригинала портрета В. П. Мусина-Пушкина связана с 1786 годом: именно в этом году академик Левицкий получил заказ на создание серии портретов кавалеров ордена святого равноапостольного князя Владимира,2 которая должна была украшать парадный зал Кавалерской думы Владимирского ордена.
Как и портрет Екатерины II, портрет графа В. П. Мусина-Пушкина — портрет репрезентативный: фельдмаршал изображён в парадном мундире с красной орденской лентой и звездой ордена святого князя Владимира.
Валентин Платонович Мусин-Пушкин (1735–1804) был сыном сенатора и президента Коммерц-коллегии, графа Платона Ивановича Мусина-Пушкина (1698–1745), которого Пётр I называл «господином племянником» и который безвинно пострадал в царствование Анны Иоанновны (1693–1740). Императрица сослала его в Соловецкий монастырь с «наказанием кнутом, урезанием языка и лишением имений и всех наград» за то, что он не выдал ни одного фигуранта нашумевшего в 1740 году «дела Волынского». В 1747 году 12‑летний Валентин Платонович был записан в гвардию, участвовал в Семилетней войне с Пруссией, затем принял участие в возведении на престол Екатерины II, за что в день её коронации, 22 сентября (3 октября) 1762 года, был пожалован в камер-юнкеры и получил часть конфискованных имений отца и 600 душ. Во время Русско-турецкой войны 1768–1774 годов служил в Крымской армии князя В. М. Долгорукого-Крымского, своего тестя, и при заключении мира получил Александровскую звезду и чин генерал-поручика. В 1783 году был пожалован в генерал-аншефы и генерал-адъютанты и назначен состоять при великом князе Павле Петровиче, будущем императоре. В 1786 году был назначен вице-президентом Военной коллегии, с 1787 года входил в Совет при Высочайшем дворе. Пользовался особым расположением императрицы Екатерины II и императора Павла I, вследствие чего был награждён многими наградами Российской империи — орденами святого Георгия 3‑й степени (1770), святой Анны (1771), святого Александра Невского (1775), святого Андрея Первозванного (1786). При Павле I был назначен шефом кавалергардов, в 1797 году получил чин фельд­маршала. Добившийся блистательных карьерных успехов, Мусин-Пушкин, тем не менее, не обладал практически никакими талантами, кроме одного — умения уживаться с сильными людьми при дворе и искусно улавливать господствовавшее течение. Этими сомнительными «талантами» он не имел ничего общего со своим отцом, широко известным честностью, правдолюбием и всегда остававшимся в ладу со своей совестью. Екатерина II относилась к Валентину Платоновичу благосклонно, памятуя о том, какую службу он сослужил ей при возведении на престол, и в то же время трезво оценивала полное отсутствие в нём организаторских и военных способностей, называя его «сущим болваном». Одним из ярчайших примеров несостоятельности Мусина-Пушкина на театре военных действий стала Шведская кампания. В 1788 году, когда началась война со Швецией, Екатерина II за неимением других претендентов назначила его главнокомандующим русской армией, посланной в Финляндию. Но Мусин-Пушкин оказался негодным полководцем: он редко добивался военных успехов, им были недовольны и казаки, и гвардия. Поэтому в 1790 году он был отозван из Финляндии, и на его место был назначен граф И. П. Салтыков. Но, несмотря на эти неудачи, Мусин-Пушкин удостоился за Шведскую кампанию высоких наград — золотой шпаги, ордена святого Владимира 1‑й степени и алмазов к Андреевской звезде.
Как свидетельствует историческая литература, Валентин Платонович был добрым и ласковым человеком, в молодости — видным, красивым, высокого роста мужчиной, пользовавшимся неизменным успехом у прекрасного пола, с годами стал тучным и сутулым, а его расплывшееся, с полными щеками лицо приобрело красный цвет. Именно таким — тучным и с красным лицом — изобразил его Левицкий на портрете, одна из копий которого хранится в Нестеровском музее. Написав с большой тщательностью все детали парадного костюма, по отношению к фигуре и лицу художник остался объективно-хладнокровным: правда жизни одержала верх над художественной идеализацией, в чём выразилось влияние на него творческих убеждений его учителя — одного из выдающихся портретистов середины ХVIII века Алексея Петровича Антропова (1716–1795). Отличавшийся обострённой восприимчивостью к индивидуальным физиономическим особенностям портретируемой модели, Ант­ропов умел смотреть на неё не только как художник, но и как объективный наблюдатель.
В духе сентиментализма написан и хранящийся в музее «Женский портрет». Он создан неизвестным художником, очевидно, во второй половине ХVIII века и поступил в музей, как и «Портрет графа В. П. Мусина-Пушкина», в 1929 году из Государственного Русского музея. По своему типу — это портрет камерный. Его героиня — представительница дворянского сословия, о чём свидетельствует её наряд: платье с глубоким декольте, синяя накидка, отороченная дорогим мехом, низки крупного жемчуга, украшающие тонкую шею и элегантно уложенную причёску. Благородная сдержанность эмоций, нежный взгляд, милая улыбка — всё выражает искреннюю сердечность, душевность, естественность, нравственную чистоту и красоту. Эти черты позволяют провести аналогии с такими известными портретами ХVIII века, как «Портрет М. А. Дьяконовой» (1778) Д. Г. Левицкого и «Портрет М. И. Лопухиной» (1797, оба — в Государственной Третьяковской галерее в Москве) В. Л. Боровиковского, — в которых концепция сентиментализма выражена в своём хрестоматийном варианте.3 Имеется в виду программный интерес Левицкого и Боровиковского, а вслед за ними и художников их круга, к облику и образу конкретной личности, к мельчайшим оттенкам её индивидуального темперамента и настроения, что, в свою очередь, декларирует главную, программную для сентиментализма черту — возведённое в абсолют право портретируемого на глубоко личностное, интимное, затаённое по своей природе переживание, не имеющее ничего общего с характерной для классицизма4 идеей общечеловеческой нормативности. Напомним, что сентиментализм объявил доминантой человеческой природы не разум, не разумное переустройство мира и великие идеи, а культ чувства, культ природы, культ врождённой нравственной чистоты, то есть высвобождение и совершенствование естественных чувств и абсолютную чувственность, чем существенно отличался от прямолинейности классицизма.

(Продолжение следует)

 1 См.: С. Игнатенко. Старейший на Урале. Шедевры музейного собрания // Рампа, 2021. — № 11. — С. 24–27.
 2 Орден святого равноапостольного князя Владимира был учреждён Екатериной II 22 сентября 1782 года в честь князя Владимира Крестителя. Являлся наградой для широкого круга военных в чине от подполковника и чиновников среднего ранга, имел четыре степени и девиз: «Польза, честь и слава».
 3 Напомним, Владимир Лукич Боровиковский (1757–1825) — один из выдающихся русских портретистов второй половины ХVIII – начала ХIХ века, ярчайший представитель сентиментализма. Его творчество в собрании Нестеровского музея представлено копией созданного им в 1797 году портрета императрицы Марии Фёдоровны, хранящегося ныне в собрании Астраханской государственной картинной галереи им. П. М. Догадина. Об этом портрете и копии с него читайте в статье: С. Игнатенко. Старейший на Урале. Шедевры музейного собрания // Рампа, 2021. — № 11. — С. 24–27.
 4 Классицизм (фр. classicisme, нем. klassizismus от лат. classicus — образцовый) — стиль в искусстве, возникший в России в процессе европеизации при Екатерине II и распространённый во второй половине ХVIII – первой половине ХIХ века, а ещё точнее — в 1760‑х – 1830‑х годах. Утверждение классицизма в русской культуре стало симптомом её созревания как одной из европейских школ. Классицизм является мировоззрением, идеологией, отражающей естественное стремление человека к красоте, целостности, простоте и ясности содержания и формы. Эти идеалы возникли в искусстве античной классики, поэтому эстетика классицизма связана с обращением к античному наследию. Художественными ответвлениями классицизма в зависимости от обстоятельств, места и времени их возникновения являются следующие: римский классицизм ХVI века, французский классицизм ХVII века, неоклассицизм второй половины ХVIII века, русский (екатерининский) классицизм того же периода, романтический классицизм начала ХIХ века, неоклассицизм в искусстве модерна рубежа ХIХ–ХХ веков, новый классицизм постмодерна ХХ–ХХI веков.

Автор:Любовь Нечаева
Читайте нас в