Все новости
СОБЫТИЕ
19 Сентября , 16:45

Душа балета

На днях исполняется 90 лет со дня принятия Комитетом просвещения Башкирской автономии, в подчинении которой были учреждения образования, науки, культурно-гуманитарной сферы, постановления о подготовке кадров – артистов балета для Башкирского государственного театра оперы и балета.

Душа балета
Душа балета

Автор — Рамиля Латыпова

 

На днях исполняется 90 лет со дня принятия Комитетом просвещения Башкирской автономии, в подчинении которой были учреждения образования, науки, культурно-гуманитарной сферы, постановления о подготовке кадров – артистов балета для Башкирского государственного театра оперы и балета.

Огромную помощь уфимцам в решении этого вопроса в 1932 году оказала Надежда Константиновна Крупская, помнившая некоторых коллег по работе в аппарате внешкольной системы образования, некогда руководимого ею в 20–30‑х годах Главного политико-просветительного комитета при Народном комиссариате РСФСР. Благодаря её стараниям были открыты детские сады и ясли, для детей различных социальных групп организованы Дома творчества и Дворцы пионеров, летние школы, позже реорганизованные в пионерские лагеря, где, по её мнению, «каждый должен был найти свою нишу в коллективе». Крупская уделяла должное внимание и слову «бесплатность», которое в её понимании было той самой заботой государства о будущих ее гражданах. К тому времени в Союзе уже действовали профессионально-технические школы (ФЗУ, фабрично-заводское ученичество), и идея приблизить учёбу к трудовой деятельности в сфере культуры было нечто новым. Именно это и заинтересовало Надежду Константиновну. И через два года, в 1934 году, состоялся первый набор для учёбы в Ленинградском хореографическом техникуме (с 1936 года — училище). Строгая комиссия, в числе которой были молодой выпускник хореографического училища при Большом театре СССР Файзи Гаскаров и выдающиеся педагоги — балетмейстер и худрук Мариинского театра Фёдор Лопухов, ученик Мариуса Петипа и внук композитора Цезаря Пуни Александр Ширяев и методист училища Алексей Писарев, отобрали 14 мальчиков и девочек. Среди них была и ученица 3 класса средней общеобразовательной школы № 20, располагавшейся на углу Гафури и Зенцова Зайтуна Насретдинова, ставшая первой профессиональной башкирской балериной, третьей в стране, удостоенной звания народной артистки СССР.
Творческий путь балерины и педагога-репетитора балета длиною в 75‑лет, четверть из которого — совершенствование исполнительского мастерства, — был светлым служением искусству, которое является величайшим даром. Она танцевала в балетах Петипа и Лавровского, Иванова и Горского, основоположника русского авангарда Лукина, Цейтлина, Пяри, Гаскарова, Сафиуллина, Саттарова и др., запросто овладевая хореографическим языком каждого. Зайтуна Агзамовна повидала всякое. С годами она накопился опыт, укрепилось мастерство, неизмеримо умножился список спектаклей, рожденных талантом примы-балерины, а с ними — и широкая известность, авторитет.
Например газета «Тульский коммунар» за 1956 г. констатирует, что «женский состав балета возглавляет народная артистка СССР Зайтуна Насретдинова. Это танцовщица высокого класса, а образы, созданные ею незабываемы. Глубоко драматичны Зайтунгуль в «Журавлиной песне» и Эсмеральда в одноименном балете Пуни, покоряют мягкий лиризм и острота рисунка в Одетте-Одиллии в «Лебедином озере» Чайковского».
А «Ульяновская правда» (1949 г.) отмечает непередаваемое изящество, легкость и проникновенность балерины, исполнившей партию Тао-Хао («Красный мак» Глиэра) такими словами: «… Особенно мастерски исполняет она танец с золотыми пальцами, адажио в четвёртом акте с птицами-феникс, танец с зонтиком и с чашей. Запомнился и её заключительный танец, когда она, смертельно раненная негодяем Ли Шан-фу (Х. Сафиуллин), всей душой стремится к советскому кораблю — носителю благородного революционного духа».
В разные годы ей аплодировала публика Германии, Монголии, Польши, Болгарии, Великобритании, Ирландии, Шотландии и Северной Кореи, о чём свидетельствуют пожелтевшие от времени газетные публикации, бережно сохраненные Зайтуной Агзамовной. В новостных колонках, сообщаются творческие успехи делегации мастеров искусств Советского Союза. Это 43 концерта перед героическим корейским народом, успешные гастрольные выступления артистов в Китае, завершившиеся праздником сотворчества, где танцовщицы Насретдинова и Тургумбаева (Киргизия) поставили девять балетных отрывков для участников художественной самодеятельности. Она была посланцем мира на молодежных фестивалях в Германии и Польше, работала в Комитете советских женщин и выполняла общественную работу в качестве председателя местного комитета театра…
Зайтуна Агзамовна Насретдинова родилась и выросла в Уфе в семье путевого обходчика. «Наш бревенчатый домик, — вспоминала она, — находился в районе железнодорожного моста, в окнах которого отражались прозрачная вода Белой. В небольшом огородике среди клумб с цветами мама выращивала помидоры и огурцы. В свободное время, когда младшие братишки Тимиргали и Салават спали, я вместе с папой уходила к железнодорожному мосту. Здесь он учил меня вслушиваться в шум приближающегося подвижного состава, низкие звуки которого превращались в сплошной гудящий колокольный звон».
В тот памятный 1934‑й, Маули Загитов, двоюродный брат отца, приехал погостить к родственникам в Уфу, и как-то спросил любимую племянницу, не хотела бы она научиться танцевать. Зайтуна ещё не знала, что такое балет, но видела спектакль «Башкирская свадьба» в драматическом театре. На следующее утро она надела свое красивое платье и с бьющимся от волнения сердцем пошла на экзамены. Но дом (ныне ССМК — Р. Л.), где работала комиссия Ленинградского хореографического училища, не нашла. То ли от обиды, то ли от сожаления, девочка проплакала весь оставшийся день, пока вечером не вернулись взрослые. Узнав, в чем дело, дядя Маули согласился пойти вместе с ней. И вот Зайтуна предстала перед комиссией, которая отметила её пластичность, но больше всего им понравилось её музыкальность, и они вписали ее фамилию в группу отъезжающих. Она была очень худенькой и самой младшей среди детей. Раиса Дербишева, Халяф Сафиуллин, Адыхам Нарыков, Нажиб Аюханов, Халида Смакова, Нажия Баязитова, Масфия Мухаметшина, Галям Валиахметов и Фуат Магазиев (со школьной скамьи ушли на фронт и погибли) были старше на 2–3 года. Через год к ним присоединился выпускник Уфимского музыкального техникума Хашим Мустаев. Гостеприимный, но холодный город на Неве приветливо встретил башкирских детей, которые были окружены любовью и заботой Файзи Адгамовича и педагогов училища.
Семь лет учебы в одной из лучших балетных школ страны вместе с посланцами солнечных республик страны — Казахстана, Киргизии и Туркмении, где уроки превращались в школу поэзии и эстетики, пролетели, как один миг. Однажды, прогуливаясь по выставочным зала Эрмитажа, Зайтуну очаровала неповторимая гармония мраморных скульптур, от которой в душе девочки возникло желание повторить их.
23 июня 1941 г. на сцене Кировского театра был запланирован выпускной спектакль национальной студии — балет «Волшебная флейта» Дриго, в котором Насретдинова должна танцевать Лизу, а роль Люка — ее одноклассник, в последующем друг и коллега Халяф Сафиуллин. Но началась война, и шесть выпускников вместе с учащимися младших классов вернулись в Уфу. Это было 9 июля 1941 г., о чем свидетельствовала единственная запись в трудовой книжке Зайтуны Агзамовны.
Свою первую роль Сванильды в «Коппелии» Делиба, исполненную в очередь с украинской коллегой Антониной Васильевой, эвакуированной в составе Киевского государственного академического театра им. Т. Шевченко, Насретдинова готовила с главным балетмейстером, орденоносцем Сергеем Николаевичем Сергеевым. Украинские артисты выступили в первый день, а второй премьрный спектакль танцевала Зайтуна Насретдинова и её однокурсник, друг и коллега Халяф Сафиуллин и учащийся старшего класса Фарит Юсупов.
В одном из первых интервью 40‑х годов Зайтуна Агзамовна вспоминала: «Работая над образом Сванильды, я воспитала свой вкус, училась шлифовке и дисциплине, исполнительской манере классического балета. Конечно, не хватало книг по искусству, общения с педагогами, порой хотелось пожаловаться на свое горе друзьям-наставникам в осажденном городе…». Здесь она встретила большого друга и наставника, прекрасного педагога и замечательную балерину из Ленинграда Елену Константиновну Войтович, с кем её связывали в последующем долгие годы дружбы и сотворчества. Глубочайшую тайну искусства постигала Насретдинова с Галиной Улановой в балете «Бахчисарайский фонтан» Асафьева, где своей проникновенностью в образе княжны Марии легендарная балерина очаровала молодую коллегу, и педагогом и хореографом Ниной Анисимовой, в прошлом артисткой Мариинского театра, с которой готовила свою знаменитую Зайтунгуль («Журавлиная песнь»), в которой проявилось её лирическое дарование. В 1961 году автор музыки Лев Степанов увидел свое детище на сцене уфимского театра и подарил первым исполнителям Зайтуне и Халяфу ноты «Молодежного вальса», не вошедшие в спектакль, с дарственной надписью: «В этом сочинении прошла вся наша молодость».
Премьера первого национального балета «Журавлиная песнь» состоялась в дни празднования 25‑летия Башкирской автономии. «Этот был подарок зрителю от артистов Башкирского театра оперы и балета», — писал в своем отчете директор Тимербулат Имашев. напротив исполнительницы главной партии Зайтунгуль известный режиссёр и актёр, человек необычайной эрудиции написал: «её выступление способно растрогать душу танцем, заставить сопереживать, вызвать слёзы и мороз по гусиной коже». В 1946 году Зайтуна Агзамовна Насретдинова получила свою первую награду, ей было присвоено почетное звание «Заслуженная артистка БАССР». По этому случаю в одном из интервью прима-балерина сказала, что как бы ни высока была полученная награда.., нужно ещё ближе быть в своем творчестве к жизни народа.., отображать в спектаклях образы, достойные нашего великого времени».

Душа балета
Душа балета
Автор:Любовь Нечаева
Читайте нас в