Все новости
СОБЫТИЕ
21 Сентября , 03:12

Немеркнущая слава «северных амуров»

В Башкирском государственном художественном музее им. М. В. Нестерова — уникальный выставочный проект, посвящённый 210‑летию победы России в Отечественной войне 1812 года.

Немеркнущая слава «северных амуров»
Немеркнущая слава «северных амуров»

Автор — Светлана Игнатенко, искусствовед

 

В Башкирском государственном художественном музее им. М. В. Нестерова — уникальный выставочный проект, посвящённый 210‑летию победы России в Отечественной войне 1812 года.

В проекте — две выставки. Первая — «Отечественная война 1812 года в произведениях художников Башкортостана и России». В её составе — живопись, графика, скульптура, декоративно-прикладное искусство ХХ — начала ХХI века. Вторая — «История лошади», знакомящая зрителей с русской и западноевропейской живописью, графикой и скульп­турой ХIХ — первой четверти ХХ века. Обе выставки — из собрания Башкирского государственного художественного музея им. М. В. Нестерова. Идея второй выставки выросла из первой, одними из главных образов которой стали лошади, башкирская конница, сыгравшая неоценимую роль в победе России в войне 1812 года. Та конница, которая была столь же незаменимой в боях Великой Отечественной войны. Образ лошади и географически, и исторически связан с темами башкирской степи, жизни и быта древних башкир, с башкирским кумысом и, конечно, с башкирским войлоком — главным материалом жилища кочевых башкир — юрты; поэтому войлок представлен на выставке крупноформатными войлочными панно. Не говоря уже о том, что лошадь — одно из красивейших и умнейших существ, нашедших, помимо реального существования в природе и жизни человека, легендарное воплощение в искусстве и мифологии всех народов мира. Объединённые темами лошади и башкирской степи, выставки убеждают в непобедимости башкирских конников в войне 1812 года, прозванных французами за смелость и самопожертвование «северными амурами».
В экспозиции первой выставки — произведения старейших художников Башкортостана, его корифеев, с творчеством которых связаны становление и развитие башкирской живописи, скульптуры и керамики. Это Анатолий Петрович Лежнев (1888–1956), Адия Хабибулловна Ситдикова (1913–2000), Тамара Павловна Нечаева (1922–2003). Это подлинные революционеры башкирской печатной графики, работавшие во второй половине ХХ — первой четверти ХХI века: офортист Камиль Губаевич Губайдуллин (1949–2017) и линогравёр Алексей Григорьевич Королевский (1941–2013). Это выдающиеся скульпторы, на протяжении не одного десятка лет представляющие скульптуру Башкортостана на престижных выставках в России и за рубежом: Николай Александрович Калинушкин (1948–2004), Ханиф Мирзагитович Хабибрахманов, Фирдант Салимьянович Нуриахметов, Владимир Геннадьевич Лобанов. Это художник театра и живописец Рифхат Мухамедович Арсланов, внесший значительный вклад в искусство башкирской сценографии. Это живописцы, без произведений которых невозможно представить современное изобразительного искусства Башкортостана: Хатип Сарварович Фазылов, Файзрахман Абдрахманович Исмагилов, Илдар Ихсанович Гаянов, Джалиль Ахметович Сулейманов, Амир Минивалиевич Мазитов, Марат Марин, Вера Александровна Фролова и, к сожалению, безвременно ушедшие Салават Альфатович Ахметшин (1955–2013) и Ринат Юморович Атауллин (1959–2022). Это художники декоративно-прикладного искусства: резчик по кости, участник Великой Отечественной войны Геннадий Николаевич Березин (1927–2015), текстильщики Ольга Юрьевна Суткевич, Жанна Фёдоровна Грибова и Людмила Алексеевна Шагабутдинова, батистка Зимфира Ахатовна Галимова, вой­лочники Ольга Викторовна Литвиненко и Земфира Фильхатовна Гилязова. Наконец, это известные российские мастера: московский график и живописец Эдуард Мустакимович Шагеев и екатеринбургский художник-прикладник, работающий в технике горячей эмали, Инна Борисовна Лемонова. Все вместе, их произведения создают богатейшую картину событий и образов, связанных с победой в Отечественной войне 1812 года, и позволяют почувствовать тот мощный духовный источник, который питал готовность «северных амуров» к подвигу: это обычаи и традиции древних башкир, неповторимая по красоте и величию башкирская природа, а в ней — башкирская степь, ставшая подлинным символом башкирской вольницы.
Вторая выставка — «История лошади» — восхищает именами и произведениями выдающихся русских и западноевропейских мастеров. Главный герой здесь — лошадь. Хотя на выставке есть два портрета, но их герои самым непосредственным образом связаны и с лошадьми, и с войной 1812 года: это портреты Наполеона и генерала Алексея Петровича Ермолова.
Автор портрета Наполеона — известный в своё время французский живописец и гравёр Луи-Филибер Дебюкур (1855–1832), прозванным критикой «гравёром французской элегантности», автор портрета Ермолова — датский гравёр, уроженец Копенгагена Генрих Дитлер Митрейтер (1818–1860‑е?), работавший с начала 1830‑х годов в Санкт-Петербурге. Портрет Наполеона выполнен в техниках акватинты (одной из разновидностей офорта) и чёрной гравировки, портрет Ермолова — в технике литографии, подкрашенной акварелью и белилами. Обе гравюры отличаются техническим совершенством и магнетизмом образов. На гравюре Дебюкура Наполеон запечатлён в 1807 году, то есть через три года после провозглашения его императором Франции. Это был один из самых счастливых периодов его правления: победоносные войны, особенно австрийская кампания 1805 года и прусская и польская кампании 1806–1807 годов, способствовали превращению Франции в главную державу на континенте. Поэтому Наполеон у Дебюкура — во всём своём гордом величии. То же наполеоновское величие — и в его порт­ретах, отчеканенных на медалях и жетонах конца ХVIII — ХIХ века.
Русский военачальник, государственный деятель и дипломат, генерал Алексей Петрович Ермолов (1777–1861) в период Отечественной войны 1812–1814 годов служил начальником штаба 1‑й армии и особо отличился при Бородино. Его портрет исполнен в 1846 году, то есть через 19 лет после выхода в отставку и за девять лет до назначения начальником Московского ополчения: перед нами Ермолов — член Государственного Совета. Очевидно, поэтому на его мундире нет орденов святого Андрея Первозванного, святого Георгия 2‑й степени, святого Владимира 1‑й степени, прусского Кульмского креста, австрийского военного ордена Марии Терезии — наград, свидетельствующих о его неоценимом вкладе в обеспечение безопасности России и в её победу в Отечественной войне 1812 года. Но при этом отметим один факт, самым непосредственным образом связанный с темой выставки: в дополнение ко всем высоким должностям, Ермолов был генералом армейской конной артиллерии. Все другие произведения выставки отображают тему лошади напрямую: в них лошадь восхищает и грациозностью, и верностью человеку.
Самые ранние из экспонирующихся произведений — акварели выдающегося русского живописца-баталиста и жанриста, рисовальщика, акварелиста, литографа, академика Императорской академии художеств Александра Осиповича Орловского (1777–1832). Большую часть своего творчества Орловский посвятил созданию образов бравых воинов и одновременно поднял искусство акварели не только на высоту живописи, но и внёс неоценимый вклад в выделение её в отдельный вид искусства, яркое чему подтверждение — акварели «Всадник-башкир» и «Всадник (Казак)». Первая исполнена в 1823 году, вторая не датирована, но создана, скорее всего, в те же 1820‑е годы. Тема обеих — участие в Отечественной войне 1812 года башкирских и казацких конников, отличавшихся беспрецедентной храбростью и отвагой. «Всадник-башкир» акварель к тому же крупноформатная и потому исключительно эффектная. В ней, как и в акварели «Всадник (Казак)», поражает не только высочайший уровень мастерства и подробная проработка всех деталей костюма и породы лошади, но и педантичная фиксация национального, этнического образа-типа, что в очередной раз свидетельствует о том, что Орловский стал одним из первых в русском искусстве художников, обратившихся к изображению различных народов царской России, их быта и обычаев.
Созданная через десять лет после «Всадника-башкира» литография Никанора Григорьевича Чернецова (1804–1879) «Уланы» посвящена одному из важнейших видов лёгкой кавалерии. Вооружённые пикой, саблей и пистолетом, уланы, как и «северные амуры», особо отличилась в сражениях войны 1812 года. В то же время эта литография, помимо высокого уровня мастерства, демонстрирует один из распространённых в русской гравюре ХIХ века приёмов — её подкраску акварелью с целью достижения эффекта живописности.
Кирасир (воин тяжёлой кавалерии, одетый в кирасы) — герой цветного офорта «Кирасир на коне», выполненного в 1899 году по живописному оригиналу Жана-Луи-Эрнеста Мейссонье (1815–1891) известным русским рисовальщиком и гравёром, академиком Императорской академии художеств Василием Васильевичем Матэ (1856–1917). Перед нами — дидактический пример репродукционной гравюры конца ХIХ века, которая, будучи вытесняемой в то время фотографией, отстаивала свои видовые права и предлагала иной, чем фотография, путь репродуцирования — через соавторство, то есть раскрытие сильных сторон живописи приёмами других техник, что существенно обогатило печатную графику и выделило её в самостоятельный вид искусства.
Представленные на выставке жанровые композиции раскрывают образ лошади как верного друга человека и помощника в его каждодневных делах и заботах. Таковы картины «На санях в лесу», «Лошадка» и гуашь «У водопоя», созданные в конце ХIХ — начале ХХ века членом Товарищества передвижников, академиком Императорской академии художеств Алексеем Степановичем Степановым (1858–1923). Таковы другие известные полотна: картина «На базаре» (1880‑е?) академика Императорской академии художеств Сергея Васильевича Иванова (1864–1910), небольшое по размерам, но исключительно экспрессивное по образному звучанию полотно «Бой петухов» (1900‑е?) Леонарда Викторовича Туржанского (1875–1945) и крупноформатная картина «Уборка соломы» (1915) Степана Фёдоровича Колесникова (1879–1955).
Грациозность лошадей как идеал пластической красоты увлекала на протяжении всей жизни лучшего анималиста ХIХ века, академика Императорской академии художеств, художника крупнейших в России конных заводов — Хреновского и Чесменского — Николая Егоровича Сверчкова (1817–1898). Пастель «Лошадь» (1858) и картина «Лошадки» (1861), как и все произведения Сверчкова, поражают виртуозным мастерством и блестящим знанием пород лошадей, их анатомических особенностей и пропорций, воспроизведённых с фотографической точностью. Поэтому именно эти произведения стали своеобразным логотипом выставки.
Русская графика начала ХХ века представлена произведениями Валентина Александровича Серова (1865–1911) и Михаила Михайловича Адамовича (1884–1947). Оба были тесно связаны с художественным объединением «Мир искусства» и, соответственно, с русским символизмом и модерном.
Художники «Мира искусства» (1898–1904, 1910–1924) сыг­рали революционную роль в развитии русского театрально-декорационного искусства и графики. Реализовав на сцене идею синтеза искусств, они утвердили равноценное значение сценографии и режиссуры и придали эскизам театральных декораций и костюмов статус самостоятельных произведений. Их новаторством в графике стал новый принцип создания книги, суть которого заключалась в постулате, что книга и все её части — это единый художественный организм, синтезирующий оформление и приёмы полиграфического исполнения.
Сценографический талант выдающего живописца и графика, экспонента выставок «Мира искусства», автора всемирно известных картин «Девочка с персиками» (1887) и «Девушка, освещённая солнцем» (1888) Валентина Серова представлен эскизом костюма князя Владимира Святославича к III акту сцены охоты в опере «Рогнеда», созданной его отцом, известным композитором Александром Николаевичем Серовым (1820–1871). Эскиз исполнен, скорее всего, в 1900‑е годы и с точки же зрения специфических особенностей творчества Серова-графика демонстрирует не только его виртуозное мастерство рисовальщика, но и стилистические особенности его рисунка тех лет: как и в знаменитых графических портретах русских балерин, созданных в эти же годы, он работает практически одной линией, но предельно выразительной, пластика тела всадника и лошади читаются по контуру, оживлённому колористическими «всплесками» акварели и гуаши. Линия как основное средство изображения становится у Серова основным средством образной выразительности.
Акварель «Герольд» исполнена в 1914–1915 годах художником декоративно-прикладного и монументально-декоративного искусства, иллюстратором Михаилом Адамовичем. Герольд — глашатай при дворах королей и феодалов, распорядитель на рыцарских турнирах и других торжествах. Поэтому по причине легендарности самого образа, интерес к которому связан у Адамовича с художественной программой «Мира искусства», его трактовка отличается откровенным символизмом, который вместе с декоративностью живописно-пластического решения приближает акварель к эстетике модерна.
В разделе скульптуры — произведения выдающихся русских скульпторов. Это академики Императорской академии художеств, барон Пётр Карлович Клодт фон Юргенсбург (1805–1867), Николай Иванович Либерих (1828–1883), Артемий Лаврентьевич Обер (1843–1917) и практически самородок, чьё становление проходило под влиянием Либериха, Евгений Александрович Лансере (1848–1886). Клодт представлен уменьшенной копией одной из знаменитых конных статуй на Аничковом мосту в Петербурге, Либерих — скульптурой «Крестьянка с граблями, едущая верхом», Обер — скульптурой «Верховой киргиз», Лансере — композициями «Прощание казака с казачкой», «Кабардинец» и «Лошадь». Каждая отмечена абсолютной пластической красотой и высочайшим уровнем мастерства, ставшими главными особенностями русской скульптуры ХIХ века, ориентированной, особенно после войны 1812 года, как и графика, и живопись, на раскрытие образов разных народов России. Самое прямое отношение к произведениям скульптуры, как и к акварелями А. О. Орловского, имеет в этой связи и картина «Казак с двумя лошадьми» (1881?), исполненная академиком Императорской академии художеств Францем Алексеевичем Рубо (1856–1928).

Немеркнущая слава «северных амуров»
Немеркнущая слава «северных амуров»
Немеркнущая слава «северных амуров»
Автор:Любовь Нечаева
Читайте нас в