Все новости
Театр
25 Февраля 2020, 19:49

«Идукай»

В репертуаре Салаватского государственного башкирского театра драмы появился новый спектакль — «Идукай». Главный режиссёр театра Ильсур Казакбаев поставил эпос, записанный в 1910 году выдающимся башкирским учёным, фольклористом и драматургом Мухаметшой Бурангуловым по найденным им рукописям XVIII века. Инсценировал эпос известный современный российский драматург казахского происхождения Олжас Жанайдаров и создал пьесу, где герой из башкирских мифов и сказок Идукай предстаёт абсолютно живым и противоречивым человеком. Постановка неоднозначно будет принята зрителями, но можно с уверенностью сказать уже сейчас, что о ней заговорят за пределами республики и станут возить на фестивали.

Автор — Айсылу Сагитова
В репертуаре Салаватского государственного башкирского театра драмы появился новый спектакль — «Идукай». Главный режиссёр театра Ильсур Казакбаев поставил эпос, записанный в 1910 году выдающимся башкирским учёным, фольклористом и драматургом Мухаметшой Бурангуловым по найденным им рукописям XVIII века. Инсценировал эпос известный современный российский драматург казахского происхождения Олжас Жанайдаров и создал пьесу, где герой из башкирских мифов и сказок Идукай предстаёт абсолютно живым и противоречивым человеком. Постановка неоднозначно будет принята зрителями, но можно с уверенностью сказать уже сейчас, что о ней заговорят за пределами республики и станут возить на фестивали.
Это спектакль о власти и тирании. Продолжая тему, заявленную в «Прометее» по Мустаю Кариму, Ильсур Казакбаев теперь ставит не о конкретном времени, он не обличает узнаваемую нами действительность, а, погружая героев мифа в Средневековье (собственно в это время и развиваются события), делает историю общечеловеческой и вневременной — он ставит эпос. Художник-постановщик Лилия Хисматуллина одевает актёров в объёмные шубы из овчины, в которых мужчины приобретают звериные черты, а девушек — в платья, сшитые из натуральных тканей, подчёркивающие их красоту и хрупкость. Пространство «Идукая» чёрное с несколькими вертикально стоящими обгорелыми столбами и массивным помостом из брёвен. Зрители располагаются на сцене. Справа размещён дощатый круг (он чуть приподнят), на нём и вокруг него — груда чёрной земли (резиновая крошка). Именно здесь будет совершать все свои преступления Идукай: погружая руки в казан с красной тягучей жидкостью, он будет мазать ею своих жертв — убивать. В конце с помощью воинов этот круг, который символизирует совесть Идукая — тяжёлую и неподъёмную, — он перетащит подальше от зрителей и уже там, в глубине тёмного пространства сцены, на этом самом злосчастном круге будет казнить себя воспоминаниями. Раненый после боя Идукай, размахивая окровавленным мечом, прогоняя невидимых духов, будет вспоминать свои преступления, пытаться оправдаться перед молчаливой Вселенной и истошно кричать о том, что все эти жертвы были принесены ради объединения народа. Но стоит ли любая высокая идея таких жертв?.. Театр говорит: нет!
Идукая играют два актёра. Молодого — Мирас Юмагузин, который параллельно существует также в образе сына Идукая Мурадыма. Заслуженный артист РБ Фатих Кульсарин играет взрослого Идукая, а в начале спектакля — его отца по имени Кутлу. Одинаковые лица отцов и детей производят на зрителя сильный и неожиданный эффект: родители, меняясь местами с детьми, как бы возвращают время вспять — всё идёт по кругу, повторяется: земля покрывает следы трупов, а дети продолжают преступления отцов. Так происходит чудовищное превращение молодого Идукая Мираса Юмагузина в убийцу, и он получает лицо отца.
Идукай Фатиха Кульсарина — очень серьёзная актёрская работа, виртуозно сыгранная и сотканная из разнообразных эмоциональных красок — от хладнокровной выдержки до ужасающего взрыва гнева, от спокойной рассудительности до звериной агрессии. Не меняясь в лице, он совершает преступление за преступлением. Только однажды, в сцене с дочерью Айсылу (Назифа Аласова), которая умоляет отца не отдавать её замуж за сына бия из соседнего племени, так как она влюблена в другого, он впервые сомневается и борется с самим собой. Идукаю трудно противостоять любимой дочери и в то же время он не может изменить своим политическим интересам, ведь уговор уже состоялся. Идукай вызывает своего верного слугу Мусу и со словами: «Моя дочь любит ездить верхом. Она может упасть и сломать себе шею…» отправляет раба совершить преступление.
Муса в исполнении Радмира Давлетбаева — это получеловек с повадками животного. Как собака, извиваясь вокруг хозяина, он незамедлительно спешит исполнить его поручения, какими бы кровавыми они ни были. Актёр играет эту роль с упоением, наслаждаясь каждой деталью, проживая любую интонацию, не боясь быть неприятным и отталкивающим. Но есть в Мусе Давлетбаева что-то, что вызывает жалость и сострадание. Дико и страшно осознавать, что именно Мусе, в отличие от других людей, присуще такое качество, как преданность. Когда Идукай говорит, что «раб, знающий все тайны своего хозяина, должен уйти вместе с ним», Муса в доказательство своей верности отрывает себе язык — окунает в казан руки, быстро как бы проделывает страшную процедуру и уже с окровавленным ртом продолжает мычать. Но видя, что хозяин непреступен, Муса исполняет его последнее поручение — выпивает яд.
Следующий важный образ спектакля — образ жены Идукая Ынйыкай в исполнении заслуженной артистки РБ Науфили Якуповой. Ещё до начала спектакля, пока зрители проходят на свои места, она уже безмолвно сидит на сцене и кидает на дощатый круг землю — этот обряд погребения она будет совершать много раз. В отличие от других персонажей она присутствует на сцене на протяжении всего спектакля, который идёт два часа без антракта. В первый час молча наблюдает за происходящим, во второй меняется ролями с молодой Ынйыкай (Назифа Аласова), которая далее будет играть дочь Идукая и Ынйыкай. Момент смены ролей (актёры переодеваются прямо на сцене) сопровождается сообщением Мусы о том, что прошло 15 лет, при этом он окрашивает свою голову белой краской. И юная любящая Ынйыкай превращается в уставшую и скорбную женщину, знающую всю страшную правду о муже-убийце. Заговорит она только в конце и с яростью будет хлестать мужа, вспоминая погубленных детей, брата Салахи (Риф Мусин), который пытался уговорить её убежать от Идукая… И поплатится жизнью сама.
У спектакля современная, очень чувственная и эмоциональная хореография в постановке Ольги Даукаевой. Надолго остаётся в памяти рваный танец с кубками под средневековую музыку во время брачной церемонии Идукая и Ынйыкай. Это темпераментное и завораживающее зрелище, где языком тела передаётся внутренне напряжение всей ложной процессии. Периодически на сцене появляется дух Разии — первой девственной любви Идукая, которую он погубил, поверив клевете. Разия Гульчачак Зариповой символизирует утраченную душу некогда чистого Идукая, поэтому выходит каждый раз, когда совершается очередное преступление. Её тело плавно перетекает из одного положения в другое под музыку молодого композитора Магули Мезиновой, звучащей тревожным и угрожающим фоном.
В спектакле занята почти вся труппа, но нет ощущения скученности и пустого хождения актёров, играющих народ. Мизансцены выстроены так, что каждый персонаж запоминается, пусть даже он появляется всего один раз. Красивые и могущественные воины в шубах из овчины — Рафаэль Гайнуллин, Радик Галиуллин, Айнур Синагулов— всё время находясь на сцене, выполняют важную функцию и как слуги просцениума, и как солдаты Идукая. До приятной неузнаваемости преобразился Амир Утябаев в роли колоритного и могущественного Шагали. Заслуженный артист РФ, народный артист РБ Миндулла Идрисов — Туктамыш — и заслуженный артист Якуп Шарипов — коварный и ехидный Сулейман — местами уходят в старую, традиционную театральную эстетику, что немного выбивает из строгой, отстранённой и условной формы актёрского существования, однако без их образов не было бы того исторического полотна, что делает спектакль объёмным и содержательным. Очень нежной получилась мать Идукая Бану (Наркас Юмагузина), которая ценой своей жизни спасает Кутлу. Вообще женщины в этом спектакле, в отличие от жестоких мужчин, благородны, человечны и царственны. Чего стоит только появление великолепной Ынйыкай Назифы Аласовой в красном платье — сцена, напоминающая картины Яна ван Эйка, а образ Ынйыкай — словно кровавое пятно на чёрном холсте.
Спектакль «Идукай» Ильсура Казакбаева — это не романтическая история о прекрасном и могущественном батыре. Здесь совсем нет пафоса и восторженного восхваления. «Идукай» — трагическая история войны и мира, которого на земле никогда не было. Утратив покой, лишившись отца, детей, жены, верного слуги, Идукай уходит далеко в глубину сцены, где шумит море, о котором ему когда-то рассказывала Разия. Он уходит, терзаемый страхами и вопросами о смысле жизни. Это спектакль о том, что ничто не может ставиться выше ценности человеческой жизни.