Все новости
Театр
25 Февраля 2020, 19:54

Проникая в тайны образа…

«Над нами солнце светит!..». Эта весёлая, озорная песня, спетая залихватски, по-детски открыто, мгновенно заставила приёмную комиссию театрального института обратить внимание на темпераментную абитуриентку с широко распахнутыми глазами и горящим взглядом и по итогам всех творческих туров поставить ей максимальный балл, открывая дорогу в неизвестную новую жизнь.

Автор — Елена Попова
«Над нами солнце светит!..». Эта весёлая, озорная песня, спетая залихватски, по-детски открыто, мгновенно заставила приёмную комиссию театрального института обратить внимание на темпераментную абитуриентку с широко распахнутыми глазами и горящим взглядом и по итогам всех творческих туров поставить ей максимальный балл, открывая дорогу в неизвестную новую жизнь.
Сегодня Дарья Толканева — одна из самых ярких молодых актрис в труппе Государственного академического русского драматического театра Рес­публики Башкортостан. В её репертуарном листе уже значатся такие серь­ёзные роли, как Клара Милич в одноимённом спектакле, Мария Тереза в лирической драме «Луна и листопад», Ирэна Сермонти в «Комнате сына», Маша в «Прощании в июне», Саша Глебова в «Старом доме».
…Театр появился в её жизни случайно. Но, видно, так было угодно судьбе, чтобы девчонка, штурмовавшая крутые вершины точных наук, готовившая себя к поступлению в престижный технический вуз, вдруг с головой бросилась в стихию творчества.
О Красноярском государственном институте искусств до последнего лета своего детства Дарья даже не думала. Однако, заглянув туда, она уже не смогла отказаться от мысли попробовать свои силы в актёрском конкурсе, который с честью выдержала.
С этого момента театр стал главным в её жизни. О многом пришлось забыть — в прошлом остался любимый некогда баскетбол, даже на встречи с друзьями и родными почти не оставалось времени. С каждым днём усиливалось осознание того, что простота актёрской профессии — лишь кажущаяся, и за каждой новой, пусть даже учебной, работой на сцене стоят долгие часы репетиций, поисков внешней характерности и внутреннего содержания, готовности впустить своего персонажа — порой совершенного иного человека — в себя. Таинство рождения образа стало одним из самых важных и серьёзных потрясений.
В 2018 году, получив красный диплом о высшем образовании, Дарья открыла карту России в поисках «своего» театра и, доверившись интуиции, выбрала Уфу.
Её дебютной работой на профессиональной сцене стала заглавная роль в таинственной истории «Клара Милич», которую по мотивам повести Ивана Сергеевича Тургенева поставил молодой режиссёр Артем Устинов.
Пространство Камерной сцены то погружается во тьму, то резко освещается тревожным красным светом. Голоса актёров звучат приглушённо, пластический рисунок героев изломан. Время здесь спрессовано, сжато в тугую пружину, а событийный ряд выстроен совсем не линейно. Режиссёр отказывается даже от намёков на то, что какие-то нити (которые, к слову, есть у автора) соединяли Якова Аратова и актрису Клару Милич до рокового литературного утра. Здесь этим одиноким существам, оказывается, достаточно всего лишь одной-единственной встречи!
Её безумный, одновременно отстранённый и пронзающий взгляд устремлён не то в зияющую бездну своей души, не то в запредельную высь. Но противиться ему, равно как и звукам её голоса, слышимым по большей части только ему, Яков не в силах. Клара пленяет его, в рапиде манит к себе, и… сама оказывается пленницей. Их свидание, странный разговор, пощёчина, которую получает от Клары Яков, — а было ли всё это на самом деле? Под ногами героев нет тверди — они идут навстречу друг другу, будто по зыбкой поверхности, увязая в ней, с трудом сокращая расстояние.
Alter ego Клары — её сестра Анна Миловидова, роль которой тоже играет Дарья. Гладко зачёсанные волосы, строгие массивные очки, неброская шерстяная кофта — всё в этой девушке говорит о её «земной» сущности. Именно она показывает Якову дневниковые записи Клары, развешивая их на верёвках, точно рентгеновские снимки, в которых на просвет видно обнажённое нутро.
Любовь, которой воспламеняется Яков уже после гибели Клары, видя её во снах, находя между страниц украденного дневника прядь её волос, доводит его до безумия. А может быть, это преодоление границ, которые кажутся нам непреодолимыми? Она, нежно обхватывая руками отражённую тень его головы, ласково поглаживает её, а он на себе ощущает прикосновения Клары. И в момент смерти Якова не она ли оказывается рядом? Героиня Дарьи Толканевой существует на границе двух миров…
Невероятной внутренней силой, присущей, наверное, и ей самой, наполняет Дарья Толканева своих героинь!
Спектакль «Комната сына», поставленный по известному киносценарию Нанни Моретти, режиссёр Олег Галицкий выстроил на крупных, а порой и сверхкрупных планах. Здесь важны интонация, жест, поворот головы… История семьи Сермонти из маленького итальянского городка наполнена драматизмом. Тихий уют их дома в одночасье рушится из-за трагической гибели сына.
На прощальной церемонии Ирэна подходит к белой стене, за которую ушёл её брат Андреа, и касается её костяшками сжатого кулака: прощай, бро! И в этот жест Дарья Толканева вкладывает всю свою любовь, в кулаке этом стиснуты все вопросы, ответы на которые найти невозможно! А потом она не раз будет долгим взглядом смотреть на стул Андреа, словно ища его в пустоте. Из беззаботного подростка в джинсах с рваными коленками, безразмерной толстовке, гоняющего на скутере и не расстающегося с баскетбольным мячом, она превращается в человека, который чувствует ответственность за будущее своей семьи.
Поначалу она, как отец и мать, плохо справляется с горем — всё чаще забивается в свою комнату, боль выплёскивает в неспортивном поведении во время матча. Только рэпом с его бешеным ритмом и может она говорить о происходящем — малейшее касание, любое взаимодействие с миром вызывает в ней приступ отчаянного гнева. Но именно она первая понимает, что письмо от незнакомой девочки, подруги Андреа, о существовании которой семья не догадывалась, станет спасительной ниточкой для всех. Именно Ирэна с радостью бросится к приехавшей Арианне и научит её тому самому жестовому приветствию, которое так важно было для них с братом! С этого момента к Сермонти придёт понимание, пусть робкое, что жизнь продолжается.
В спектакль «Луна и листопад» Дарья Толканева была введена в год столетнего юбилея Мустая Карима, по чьей повести «Помилование» режиссёром Михаилом Рабиновичем и была поставлена эта лирическая драма. Актриса признаётся, что, впервые прочитав текст, она открыла для себя этого большого поэта, прониклась его произведением настолько, что обратилась к его стихам, рассказам… И спектакль стал для неё особенным.
Мария Тереза Дарьи Толканевой — внешней хрупкая, почти эфемерная в своём лёгоньком светло-голубом платьице — забавно посмеивается при первой встрече над молодым сержантом Любомиром Зухом. Искренне радуется она, видя выведенные им белой краской на корпусе бронетранспортёра первые буквы её необычного имени! Но сколько мужества сокрыто в этой совсем юной девочке, сколько мудрости и силы! Укутавшись в старенькую шаль и набросив на плечи пальто, сколь решительно отправляется она искать любимого, хотя, кажется, наперёд знает его трагическую судьбу.
В «Старом доме» Алексея Казанцева Михаил Рабинович снова доверил Дарье Толканевой главную роль. В её Саше Глебовой есть мощный внутренний стрежень, благодаря которому она стойко переносит все житейские бури. И потому, наверное, она — единственная из всех обитателей старого дома, кто исполняет свою мечту!
Сашу Глебову Дарья уже играла в одном из дипломных спектаклей. Но в той студенческой работе были расставлены совсем иные акценты. Сегодня Саша в исполнении Дарьи Толканевой серьёзна не по годам. Поэтому и измену Олега она воспринимает без скандала и истерик, а немного отстранённо и даже холодновато-рационально. И насколько это было ей горько и больно, мы узнаём лишь в финале.
Саша стала известной актрисой, она давно уже не Глебова. На её руках только что умер отец… Ранним утром она выходит во двор старого дома, чтобы впервые после расставания встретиться и поговорить с Олегом. Она сдержанна, собранна, слёзы близко, но ни одна капля так и не прольётся — характер!
Двенадцать долгих лет Саша, наверное, даже наедине с собой не давала воли чувствам. И это молчание вдруг прерывается протяжным нарастающим вскриком-воем — ничего не вернуть, не изменить, не сложить, не склеить… И словно откуда-то из далёкого прошлого донесутся звуки незатейливой песенки о бумажном солдате — той самой, которую они задорно пели на чердаке и которая однажды была прервана чистым прекрасным поцелуем…
Судьбы героинь Дарьи Толканевой, сыгранные ею за те недолгие полтора сезона, что она работает в Уфе, в Русском драматическом театре, нельзя назвать простыми. Но так получается, что надо всеми ними после тяжёлых дней непременно всходит солнце. Потому что надо верить! Надо, почти по-чеховски, радоваться и страдать, принимая жизнь во всей её полноте.