Все новости
Театр
28 Февраля 2020, 18:55

Счастье вдруг постучалось в двери…

Природа наделила Николая Рихтера невероятным обаянием. Открытый взгляд, удивительная, словно адресованная лично каждому собеседнику-зрителю улыбка располагают к доверительному диалогу. Ему есть что сказать со сцены. За каждым создаваемым им сценическим образом ощутимы личность самого актёра, его размышления о действительности, о сиюминутном и вечном.

Автор — Елена Попова
Природа наделила Николая Рихтера невероятным обаянием. Открытый взгляд, удивительная, словно адресованная лично каждому собеседнику-зрителю улыбка располагают к доверительному диалогу. Ему есть что сказать со сцены. За каждым создаваемым им сценическим образом ощутимы личность самого актёра, его размышления о действительности, о сиюминутном и вечном.
В 1995 году он окончил экспериментальный актёрский курс Уфимского училища искусств, руководителем которого был народный артист РФ и РБ Олег Ханов. Ребят набирали специально для Республиканского театра юного зрителя, и Николай после выпуска служил там пять лет, успев переиграть множество ролей и в детских сказках, и в серьёзных вечерних спектаклях.
А в 2000 году он был принят в труппу Государственного академического русского драматического театра Республики Башкортостан, где на сегодняшний день является одним из ведущих актёров, плотно занятых в репертуаре. В его актёрском багаже более четырёх десятков ролей, работа с известными театральными режиссёрами.
Есть у Николая Рихтера и опыт работы в кино — он снимался и в коротком метре («Кредит» В. Валиуллина), и в полнометражных фильмах «Мёртвым повезло» В. Валиуллина, «Ловец ветра» А. Юмагулова, «Мега­джунглис» А. Вахитова, «Дорогой мой человек» Е. Абросимова, где его партнёрами были знаменитые российские актёры.
Мало кто знает, но в сотрудничестве с московскими студиями Николай записал несколько аудиокниг. Рассказы Артура Конан Дойля (более двадцати часов звучания!) и романы Жюля Верна в его прочтении получили высокие оценки профессионалов — найдите их в Сети, и вы получите невероятное удовольствие!
К сценическому слову Рихтер внимателен и чуток, и это позволило ему стать лауреатом первой премии Республиканского конкурса чтецов «Мастер слова», проводимого Союзом театральных деятелей РБ. Сегодня актёр занят в ряде проектов Башгосфилармонии, где в жанре художественного слова в сопровождении музыки блистательно читает произведения Леонида Филатова, Николая Васильевича Гоголя.
Николай Рихтер обладает прекрасными вокальными данными. Его музыкальные пристрастия можно отнести к разряду «ретро» — советская и зарубежная эстрада звучит в его интерпретации глубоко, лирично. Наверное, особую роль на этой стезе сыграла награда, полученная Николаем на Всероссийском конкурсе «Поют актёры драматических театров», который много лет проводится в Нижнем Новгороде, — тогда председатель жюри Николай Караченцов отметил молодого исполнителя специальным призом. Потому сейчас в репертуарном листе Николая значатся роли во всех музыкальных спектаклях театра.
Но при всей разносторонней занятости главным для Николая Рихтера был и остаётся театр. А началось всё со школьного театрального кружка. В шестой класс 50‑й школы заглянул народный артист РБ Юрий Карманов и пригласил на занятия. Там и разглядел в юном пареньке незаурядный талант, органику, особое сценическое чутьё, готовность работать над собой. Пестовал, направлял, воспитывал, поддерживал.
Судьбе было угодно, чтобы однажды они вышли на профессиональную сцену вместе — в спектакле Михаила Рабиновича «Рождество в доме Купьелло» по пьесе Эдуардо де Филиппо. Юрия Михайловича тогда пригласили на главную роль, а для Николая Рихтера роль Витторио Элиа стала одной из первых работ в Русской драме.
Он сразу был введён в несколько репертуарных спектаклей. Сыграл небольшой, но заметный эпизод в «Вашей сестре и пленнице…» Людмилы Разумовской. Его Гифорд так дерзко давал отпор фавориту королевы Лестеру и так подобострастно, хотя и искренне, льстил самой Елизавете Английской, что было понятно: у этого молодого человека при дворе может сложиться весьма успешная карьера! Хорош был и Лель в уже популярной к тому моменту «Снегурочке» Александра Островского.
После премьеры спектакля «Пятый угол», поставленного по весьма острой современной пьесе Алексея Слаповского, о Николае Рихтере заговорили уже всерьёз. За бунтом вчерашнего мальчишки — побегом из дома, ночёвками на крыше в компании сомнительных маргиналов — скрывалась ранимая душа влюблённого подростка. Но главным здесь для самого актёра было даже не столько создание сценического образа, сколько сотворчество с такими опытными партнёрами, как Александр Федеряев, Владимир Абросимов. Владимир Сергеевич вообще относился к молодому коллеге по-отечески тепло, порой деликатно подсказывал какие-то важные для той или иной роли детали.
С каждым новым сезоном у Николая Рихтера появлялись интересные работы — пылкие влюблённые, коварные злодеи, смекалистые слуги. От спектакля к спектаклю герои его становились всё сложнее, за первым планом открывалась их глубина, психологическая достоверность соединялась с импровизационной лёгкостью, а где-то и с искромётной эксцентрикой. Это и Рикардо Спазиано в трагикомедии «Неаполь — город миллионеров», и Артемий Васильевич Мулин в «Невольницах», и Шустов в мюзикле «Голубая камея», и Виктор в комедии «Улыбайтесь, господа!», и Беральд в «Мнимом больном», и Карло в «Доме для сумасшедших».
«Этапной» ролью для Николая Рихтера стала роль Капитана Казарина в драме «Луна и листопад», поставленной по повести Мустая Карима «Помилование». Именно ему выпала участь принять страшное решение — доложить о дезертирстве молодого сержанта, тем самым фактически подписав тому смертный приговор.
…Получив письмо от жены с известием, что она полюбила другого, ещё вчера жизнерадостный, дружелюбный капитан, опустошает одну фляжку за другой, пьянея и багровея на наших глазах. Боль предательства заполняет всё его существо. Тяжёлое утреннее похмелье как рукой снимает, едва он узнает, что Любомир Зух на боевой технике ночью покидал расположение части — ездил к возлюбленной. Казарин, не глядя в глаза Старшине, суёт ему деньги, чтобы тот договорился со стариком Буренкиным, чей сарай зацепил на крутом повороте сержант. Но взгляд его падает на телефонный аппарат. Страшный момент внутренней борьбы — устав или эмоции?.. Капитан, набросив шинель, уже готов уйти, но резко оборачивается и срывает трубку. В голосе — холодная сталь: «Во вверенном мне батальоне — ЧП!»
Маховик запущен. Много раз Казарин будет мысленно возвращаться к этому мигу чудовищного выбора — и когда придёт к нему лейтенант Байназаров, со слезами умоляя отстранить его от командования расстрелом, и когда в часть со следователем приедет Майор юстиции, и в самом финале.
Казарин единственный останется в живых. Расставляя жестяные кружки и раскладывая поминальные куски хлеба, уже в штатском, уже прожив жизнь, он будет вспоминать ту лунную ночь и задавать себе бесконечные вопросы, ответов на которые быть не может. Высший гуманизм и повести Мустафы Сафича, и режиссёрского прочтения Михаила Рабиновича, и актёрского исполнения Николая Рихтера заключён в трагически-горьком осознании: своего помилования капитан Казарин не получит…
Будучи «адвокатом» своих героев, Николай Рихтер, то приоткрывая их слабости, то иронизируя над ними, даже в самых непривлекательных персонажах заставляет нас видеть Человека. Ошибающегося, неправого, но Человека.
В нынешнем сезоне он сыграл сразу в двух премьерных постановках. Его Хеверн в драме М. Горького «Зыковы» — тип малоприятный. Педантичный немец, надменный, расчётливый, да и в делах не всегда чистый на руку. Однако перед тем как сделать предложение Софье, он собирает ей «букет» из сухой опавшей коры деревьев, с особым трепетом и тщательностью подбирая кусочки. И это живое движение души не заметить невозможно.
Петр Кузьмич Рязаев в «Старом доме» Алексея Казанцева в первом действии предстаёт перед нами во всей неприглядности. Персонаж довольно узнаваемый — ему до всех и каждого есть дело, в чужие комнаты заходит без стука, судить готов за любые проступки. Праведный гнев его вызывают и молодые герои, и сверстники-соседи. Общественное важнее личного! Но проходит двенадцать лет, строгий «партийный» костюм сменен на домашний трикотажный жакет, голова седа, нет былой стати. И в разговоре с соседом Олегом, судьба которого сложилась непросто не без участия Рязаева, он вдруг отчётливо понимает, что жизнь-то прошла без любви. И в голосе звучит запоздалое раскаяние…
Нельзя сказать, что Николаю Рихтеру всё дается легко — порой к той видимой лёгкости, приходится идти долгими месяцами репетиций, путём проб и даже ошибок. Он человек невероятного трудолюбия, требовательный к себе и очень терпимый и открытый к другим. Своим природным обаянием он наделяет всех персонажей, вызывая в зрительном зале добрые отклики.
Боги театральной судьбы как-то очень деликатно, но настойчиво стучат в его двери, и он им эти двери тихонько, словно боясь спугнуть, приоткрывает…