Все новости
Театр
27 Апреля 2020, 23:47

«У красоты свободный ум!..»

Природа щедро наделила Айгуль Шакирову особой грацией. В ней — и плавность линий, и шарм, и шлейф загадочности… При всём её живом и бурном темпераменте в ней нет сиюминутной суеты. Восток и Запад, с их схожестью и противоречиями, словно сошлись воедино в этой удивительной, талантливой актрисе.

Автор — Елена Попова

Таинства женственности, прелести, грации — это и таинства цветка,
то есть природы, и таинства искусства, и таинства вдохновения.
Пётр Кале

Природа щедро наделила Айгуль Шакирову особой грацией. В ней — и плавность линий, и шарм, и шлейф загадочности… При всём её живом и бурном темпераменте в ней нет сиюминутной суеты. Восток и Запад, с их схожестью и противоречиями, словно сошлись воедино в этой удивительной, талантливой актрисе.
На сцене Государственного академического русского драматического театра Республики Башкортостан, служению которому Айгуль посвятила свою жизнь, она сыграла несколько десятков ролей. Сегодня в её репертуарном листе вы найдёте героинь комических и трагических, характерных и эксцентричных.
…Впрочем, актрисой она могла и не стать. Причём дважды! Увлечённая в школьные годы точными науками, Айгуль готовилась к поступлению в технические вузы. Штудировала математику, физику, подбадриваемая строгим дедушкой. А в глубине душе с теплом и улыбкой вспоминала, как ей, совсем девчонке, аплодировали жители небольшой киргизской деревушки, где она гостила на каникулах у бабушки. Каждый вечер двор заполняли люди, и по их просьбам она задорно пела, плясала, пародировала общих знакомых…
Его Величество Случай ворвался в жизнь Айгуль Шакировой страницей газетной полосы. Дело всё в том, что в 1992 году Русский драматический театр Республики Башкортостан совместно с Уфимским государственным институтом искусств решил впервые набрать экспериментальный курс. Событие это было столь неординарным, что не могло не попасть в прессу. А поскольку имя художественного руководителя театра Михаила Рабиновича, который, собственно, и должен был этот курс возглавить, в семье Шакировых было уважаемо ещё со времен знаменитого СТЭМа при авиационном институте, то статья о приёме абитуриентов не могла не привлечь внимания.
В числе двадцати четырёх счастливчиков Айгуль была зачислена на первый курс. Но и снова актёрская профессия могла не стать для неё основной. Заметив пытливый ум, оценив эрудицию молодой студентки, ей предложили попробовать ступить на стезю режиссёра, и она согласилась.
Судьба всё же внесла свои коррективы, главным в жизни Айгуль Шакировой стала сцена. Но и по сей день в работе над ролями у неё сплетаются пламя актёрских эмоций и лёд по-режиссёрски выверенного рисунка.
Исходной точкой её творческого театрального пути стала роль, о которой многие актрисы мечтают годами. Для дипломного спектакля своего курса Михаил Рабинович выбрал пьесу Людмилы Разумовской «Ваша сестра и пленница…». Это была история противостояния двух королев — Марии Стюарт и Елизаветы. В первом, «шотландском», акте работали двенадцать дошедших до выпуска студентов, второй, «английский», акт был отдан мэтрам театра — заслуженным и народным артистам.
Айгуль Шакирова — Мария. Кто эта героиня? Королева, принёсшая на алтарь любви и страсти трон, корону, страну? Или женщина — любящая, любимая, раненая и гонимая? Впервые Мария появлялась перед зрителями совсем юной беззаботной девчонкой. Вокруг неё щебетали придворные дамы — такие же молодые и весёлые, как она сама. Рядом был и преданный друг — Давид Риччо, так забавно изображавший суровую Елизавету. Но игра эта и общее веселье обрывались разом — беспощадно, жестоко! Мария — Айгуль Шакирова столбенела, когда по приказу короля стража уволакивала Риччо навсегда. Взгляд её застывал на беспомощно и нелепо брошенном на полу рыжем парике, слетевшем с головы её пажа, а за сценой — так же беспомощно и нелепо! — с плеч уже скатывалась его голова…
Мария в этот момент точно лишалась невинности, с глаз её спадала пелена. Уже совсем по-иному теперь она будет смотреть на некогда любимого мужа. Любовная страсть к Джеймсу Босуэлу, движимому тщеславием, захватит всё её существо, лишит разума. Разгорячённая скачками, с развевающимися волосами, она в мгновение воспылает от доселе не знакомого ей чувства. А потом, распростёршись на полу, почти нагая, она будет тянуть к нему руки, будучи готовой на всё, — убийство короля, предательство страны…
За те шестнадцать лет, что спектакль шёл на сцене театра, Айгуль Шакирова взрослела, муд­рела, набирала жизненный и сценический опыт. Вместе с ней менялась и её героиня — она уже не предавалась безоглядному веселью и безудержной страсти, но в каждом её поступке ясно читалось предвидение будущей судьбы…
Вслед за Марией Стюарт — с её королевской статью, пластической выверенностью движений, в репертуаре актрисы появилась открытая миру, полная удали Купава. «Снегурочку» Александра Островского Михаил Рабинович решил как феерическую театральную фантазию. И образ Купавы Айгуль Шакирова создала яркими, колоритными сценическими мазками. Вот она широким открытым жестом зовёт чуждую всем Снегурочку в хоровод. Вот она готова обнимать весь свет и радоваться за себя — она влюблена в Мизгиря, и счастье с ним уже не за горами! Но каким неожиданным ударом становится для неё предательство жениха, как сильно в ней отчаяние! И здесь актрисе не нужны полутона. Её Купава полнокровна, питает её мать-земля. Потому, если любить — так, чтобы сердце заходилось, а страдать — так, чтоб у самого Царя Берендея защиты просить!
Актёрский диапазон Айгуль Шакировой так разнообразен, что роли её порой диаметрально противоположны по темпераменту, актёрскому рисунку. Сдержанны, неторопливы её героини — Елена Кефельд в спектакле «Приглашаю в вечность, Ваше Величество!», Дух Любви в «Зимней сказке», Мать в «Бесконечном апреле». А рядом — бурлящие энергией, фейерверку подобные Розаура в «Сумасбродке», Беатриче из «Венецианских близнецах», Кармела в «Доме для сумасшедших».
Сложно сказать, какой материал ближе этой актрисе. Она убедительна в классике, всегда точно попадает в стилистику, понимает эпоху — будь это Варвара Михайловна в горьковских «Дачниках» или Баронесса Штраль в лермонтовском «Мас­караде». Она умеет носит исторический костюм. Но так же хорошо она чувствует и пульс сегодняшнего дня, остроту современных текстов — взять хотя бы её Илону в комедии «Палата бизнес-класса».
Айгуль может быть эксцентричной и смешной — особенно в детских сказках. Неслучайно на нескольких театральных фестивалях наградами и добрыми словами была отмечена её Жар-Птица в «Коньке-Горбунке». А Жаба Пупа в мюзикле «Дюймовочка и Принц» — такая нелепая и такая узнаваемая! Она скачет по болоту, торопится к своему любимому голодному сыночку — великовозрастному детине! — волоча огромные сумки с запасами провизии! Умение с тонкой иронией относиться к своим персонажам добавляет выразительных красок в её и без того богатую палитру.
Сегодня Айгуль Шакирова — одна из самых известных, уважаемых и любимых актёров театра. Заслуженная артистка республики. Человек, ведущий постоянный диалог с миром и с самой собой. Она красива, умна и внутренне свободна!