Все новости
Театр
7 Сентября 2020, 15:03

С испанской страстью

Она… нет, не выходила, а вылетала на сцену вихрем огня и страсти, моментально захватывая своим темпераментом публику! Любители балета не успели забыть живой выразительный танец характерной танцовщицы, заслуженной артистки Башкортостана, солистки Башкирского государственного театра оперы и балета Розы Изгиной.

Автор – Нина Жиленко

Она… нет, не выходила, а вылетала на сцену вихрем огня и страсти, моментально захватывая своим темпераментом публику! Любители балета не успели забыть живой выразительный танец характерной танцовщицы, заслуженной артистки Башкортостана, солистки Башкирского государственного театра оперы и балета Розы Изгиной.
Любовь к танцу привела Розу в балетную студию при театре, где преподавали знаменитые Халяф Сафиуллин, Фаузи Саттаров, Фарит Юсупов, Загида Бахтиярова. После студии она вместе с Шамилем Терегуловым, Юлаем Ушановм, Фаритом Бикбулатовым отправилась в Пермь, чтобы продолжить образование. И окончила одну из лучших балетных школ России — Пермское хореографическое училище, была ученицей педагога от Бога, как называли Нинель Даниловну Сильванович, и любимицей тоже замечательной балетной наставницы Ксении Андреевны Есауловой. Имя Розы Изгиной занесено в Книгу почёта училища.
Двадцать лет на башкирской сцене — множество воплощённых в танце героинь. Зарема в «Бахчисарайском фонтане», Танкабике в балете М. Ахметова «В ночь лунного затмения», Гульнара в «Корсаре», Уличная танцовщица и Мерседес в «Дон Кихоте», Кармен, Рок в «Кармен-сюите», Половчанка («Половецкие пляски» из оперы «Князь Игорь»), персидский танец в «Голубом Дунае», сольные партии в балетах русской, западной и национальной классики, испанские и цыганские танцы — всё это составляет яркую танцевальную палитру балерины Розы Изгиной.
В 1975 году в театре работал балетмейстер Виана Гомес Фонсеа Херардо, он ставил «Испанские миниатюры» (спектакль на испанскую народную музыку) и был пленён Розой — её талантом, музыкальностью, требовательностью к себе. Она так танцевала партию Пасторы, что у зрителей возникало ощущение, будто они перенеслись в Испанию.
Другой знаменательный эпизод в творческой биографии Розы Изгиной связан с балетом Петра Чайковского «Спящая красавица», который ставил ленинградец Борис Брускин, хореограф высокого класса. Его танцевальное решение образа злой Феи Карабос — блистательное новшество. Партия, исполнявшаяся ранее не танцующим мужчиной в уродливом гриме и потому взрослым зрителем всерьёз не воспринимавшаяся, приобрела невиданную ранее художественную весомость. Исключительность этой балетмейстерской удачи в большой мере объясняется тем, что партия Феи Карабос ставилась в расчёте на актёрскую индивидуальность солистки Розы Изгиной. Образ Феи Карабос, созданный в «Спящей красавице», где она была не только исполнительницей, но в известном смысле и соавтором балетмейстера, — ярчайшая актёрская удача танцовщицы.
Одним из постоянных и любимых партнёров Розы был Шамиль Терегулов. Они составляли гармоничный идеальный дуэт. В испанском и цыганском танцах уже зрелые, опытные мастера показывали высочайший класс, порой затмевая даже главных исполнителей. В них пламенел внутренний огонь, они чувствовали друг друга и, даже не соприкасаясь, были в танце единым целым
Почти двадцать лет Роза Гатинична работала педагогом-репетитором. И была взыскательна и требовательна к артистам, как к самой себе, никому не давала поблажек, не прощала и малейшей неточности, непременно поправляла, заставляла сделать ещё и ещё раз. За эту выучку воспитанники Розы Изгиной сохранили благодарность к ней на всю жизнь. Преподавала она и в Башкирском хореографическом училище с момента его основания. Роман Рыкин, Татьяна Краснова, Наталья Сологуб, Гузель Сулейманова — все они с признательностью вспоминают её уроки характерного танца.
В училище можно услышать такую историю.
Когда выпускался третий набор народно-сценического отделения, где характерный танец вела Роза Гатинична Изгина, на экзаменах отмечали высокие результаты, в том числе у ребят целевого набора из Республики Коми. Они уехали в родные края, стали работать в ансамбле народного танца. Однажды к ним обратились из театра с просьбой ввести в балетный спектакль испанский танец. И они смогли это сделать почти без репетиций: ноги словно сами вспомнили то, что показывала Роза Гатинична. А она особенно любила испанские танцы, сама их отлично исполняла, когда работала в театре, и ученикам передала все особенности национального характера, технические и актёрские тонкости испанских миниатюр.
Неугомонная, трудолюбивая, она не успокоилась, пока не окончила ГИТИС (ныне — Российская академия театрального искусства) — балетмейстерский факультет. Так что артисты балета и учащиеся получали репетиции, уроки на самом высоком научно-методическом уровне.
Ученики часто видели свою наставницу на сцене, в спектаклях. Она очаровывала, восхищала, была кумиром подопечных. А те изумлялись, когда утром эта королева сцены приходила в класс, такая простая, худенькая, небольшого роста, скромная. В этот момент они остро чувствовали, что такое сценический шарм, понимали, что подлинное искусство — это не одна лишь техника, каждое движение, каждое па нужно наполнить смыслом, эмоциями.
Роза Гатинична преподавала и у народников, и на классическом отделении. Нынешняя прима-балерина Гузель Сулейманова вспоминает, что уроки народно-сценического танца всегда были полезными, насыщенными, давали знания, навыки самые крепкие.
Кстати, Юрий Николаевич Григорович великолепно аттестовал Изгину как педагога во время работы над спектаклями «Лебединое озеро», «Дон Кихот», «Щелкунчик», эти отзывы очень помогли ей при защите дипломной работы в РАТИ.
Роза Изгина помнила и золотые времена башкирского балета, и не очень успешные. Перестройка 1980‑х насколько оживила и взбудоражила политическую жизнь страны, настолько пригасила культурную. Театральные залы опустели, артисты стали уходить в надежде найти более прибыльную работу. Не удалось избежать этого и башкирскому театру. Были времена, когда балетные спектакли вообще не давались из-за малочисленности труппы. Возможностей хватало, чтобы обеспечить лишь танцевальные эпизоды в операх. Возрождение, взлёт популярности башкирского балета в России и за рубежом Роза Изгина связывала с именем Шамиля Терегулова, в то сложное время художественного руководителя труппы, бывшего своего партнёра.
Усилиями артистов, талантливых, верных театру, неравнодушных к судьбе искусства вообще и башкирского балета в частности, среди которых была и Роза Изгина, удалось всколыхнуть творческую жизнь. Шамиль Терегулов хорошо понимал, что нужно в первую очередь сформировать репертуар. С приглашёнными постановщиками возобновляет «Сильфиду», сам восстанавливает «Вальпургиеву ночь», «Пахиту», «Кармен-сюиту», «Шопениану». И колоссальная этапная работа — возобновление в 1997 году жемчужины башкирской хореографии балета «Журавлиная песнь».
В 90‑е годы в театр пришёл великий хореограф современности Юрий Григорович. Премьеры его балетов «Тщетная предосторожность», «Дон Кихот», «Щелкунчик», «Лебединое озеро» стали событиями культурной жизни республики. С лёгкой руки Юрия Николаевича родились и ежегодно проводились Нуреевские фестивали с приглашением российских и зарубежных звёзд. Публика вернулась в театр. Роза Гатинична гордилась, что причастна к этому живительному процессу, радовалась возможности быть помощником в таком деле, работать с большими мастерами.
Театр для Розы Гатиничны был и работой, и домом, и семьёй. Она отдавала себя любимому делу щедро, самоотверженно, почти фанатично. Вот почему так сожалеем о преждевременном уходе балерины из жизни и вспоминаем её творческий путь с восхищением и уважением.