Все новости
Театр
5 Ноября 2020, 23:21

Поколение сэндвича

«Поколением сэндвича» назвала известный драматург Ярослава Пулинович тех, кому нынче исполнилось пятьдесят. И это определение отнюдь не уничижительное. Оно имеет отношение не к тому, что в конце 80‑х в Москве открылся первый ресторан быстрого питания, а совсем к другим, глобальным вещам.

Автор – Элла Молочковецкая

«Поколением сэндвича» назвала известный драматург Ярослава Пулинович тех, кому нынче исполнилось пятьдесят. И это определение отнюдь не уничижительное. Оно имеет отношение не к тому, что в конце 80‑х в Москве открылся первый ресторан быстрого питания, а совсем к другим, глобальным вещам.
Один из премьерных спектаклей этого сезона Государственного академического русского драматического театра РБ, открывшегося с учётом всех требований безопасности, называется «Свой путь». Режиссёр-постановщик — художественный руководитель театра, заслуженный деятель искусств РФ и РБ Михаил Рабинович. Пьеса Ярославы Пулинович, на счету которой более двух десятков пьес и столько же инсценировок прозаических произведений, несколько фильмов и книга, была написана в прошлом году и на уфимской сцене обрела своё первое воплощение.
Условно-минималистичные декорации Вячеслава Виданова, смену которых проводят с хореографическим изяществом одетые в тёмное помощники; белая стена-экран — продолжение двери, на которую проецируется время действия и соответствующая настроению движущаяся картинка. Кавер-группа Magicfive с солистом Михаилом Павловым на сцене, играющая хиты, сопутствующие жизненному пути героев. Резкая смена образов (художник по костюмам — Дарья Здитовецкая), каждый раз повергающая в небольшую оторопь зрителей. Всё это — обрамление истории, весьма характерной для целого поколения. Пётр (Дамир Кротов) — кстати, его настоящее имя мы узнаем ближе к концу спектакля — как губка, впитывает все веяния того или иного временного промежутка. Будучи крайне восприимчивым и весьма поверхностным, каждый раз он появляется в жизни Веры (Софья Венедиктова) в новом облике и с новым именем, проповедуя иную от прошлой идеологию и упорно не замечая реалии вокруг. А Вера, соответствуя своему имени, без лишних лозунгов делает всё, что может в этой жизни, помогает людям и бесконечно ждет…
В нашей беседе с Ярославой Пулинович речь шла о «своём пути» не только в пьесе, но о предназначении человека вообще.
— В отзывах о пьесе Веру называют «статической» силой, её судьбу — вечным ожиданием, а Петра — силой динамической, развивающейся. Но не кажется ли вам, что бесконечные искания Петра — суть пустота и тщета, в отличие от внутренней динамики Веры?
— Для меня это два равнозначимых персонажа. Вера находит свой путь в созидании, в поиске себя, но поиске внутреннем, Пётр же ищет себя через внешние обстоятельства, его путь — бесконечная смена декораций, вечная дорога.
— «Свой путь» рассказывает о поколении тех, кому сейчас 50 лет. Считаете ли вы это поколение в каком-то смысле «потерянным», или оно наиболее чётко даёт срез постсоветской действительности?
— Это поколение сейчас ещё называют «поколением сэндвича». У нынешних пятидесятилетних, с одной стороны, родители уже старые, требуют заботы и ухода, с другой — дети ещё не слишком взрослые и тоже остро нуждаются во внимании. Это колоссальная нагрузка на психику человека! Я лично считаю, что это люди, которые всё тащат на себе, живут больше интересами своих близких, чем собственными. Они, по сути, самые ответственные люди в нашей стране. В молодом возрасте они пережили развал страны, в которой родились, многим пришлось сменить место жительства, всё начать с нуля. Эти люди многое перенесли, что называется, не приходя в сознание — некогда им было разбираться с собой, со своими внутренними проблемами, нужно было растить детей, кормить семью. И сейчас эти люди, не все, но многие, пришли к осознанию, что наконец-то настало время заглянуть внутрь себя. Кто-то в пятьдесят лет начинает путешествовать, кто-то — учить языки, заниматься йогой, посещать психолога… То есть, у них открывается второе дыхание, несмотря на все сложности их сегодняшней жизни. Это здорово!
— В Уфе уже шли и идут два спектакля по вашим пьесам — «Бесконечный апрель» в Русском драмтеатре, «Наташина мечта» в театре «Перспектива». Теперь состоялась премьера спектакля «Свой путь». В этих пьесах показаны разные эпоха, разные социальные среды. Как вы готовитесь к тому, чтобы добиться, скажем так, эпохальной достоверности? Что предваряет вашу работу по созданию пьесы?
— Я в этом смысле жуткий лентяй. Сначала у меня в голове рождается история, которая происходит в некоем времени. А уж о реалиях, фактических приметах этого времени я начинаю узнавать по ходу работы. Это не очень правильно, наверное, поэтому у меня и ляпы исторические встречаются. Но ничего не могу поделать — сначала мне нужно загореться сюжетом, чтобы потом возникло любопытство к той или иной эпохе.
— Вы были в Уфе на премьере спектакля Башкирского драмтеатра «Зулейха открывает глаза», созданного по вашей инсценировке произведения Гузели Яхиной. Какие впечатления были у вас от спектакля?
— Самые хорошие. Айрат Абушахманов смог создать удивительный мир на сцене, не бытовой, а художественный. У него получился замечательный эпос. Этот спектакль был отмечен многими фестивалями, в том числе и «Золотой маской», и вполне заслуженно.
— Ярослава, а как становятся драматургами? Так же, как и хорошие сценаристы, хорошие драматурги — редкость и нарасхват. Чему нужно учиться, чтобы не было просто: «слева — кто говорит, справа — что говорит»?
— Мне кажется, что драматургами рождаются. Ведь что важно в драматургии — чувство конфликта. Я с детства была склонна драматизировать всё, что со мной происходило, то есть из мухи делала слона. Это потом я поняла: так работало драматургическое мышление — все конфликты укрупнить, вывести их в плоскость трагедии. А тогда это доставляла мне кучу проблем.
Бывает, что человек годами учится драматургии, читает нужные книги, а ничего не выходит. Вроде и пишет, соблюдая все законы, но не получается, и всё тут. Возможно, такому человеку стоит попробовать себя в другом жанре — прозе, поэзии, где заточенность на сюжет и конфликт не так важна.
Драматург — это очень наблюдательный человек, способный «сканировать» окружающих, запоминать их словечки, выражения, жесты. Нужно глубокое понимание внутренней человеческой природы, умение разобраться, почему человек поступает так, а не иначе, какие мотивы и чувства им движут и т. д.
— Какие советы и уроки давал вам во время учёбы Николай Коляда?
— Пожалуй, самый главный урок, который я вынесла из его семинаров, — нужно верить в себя. Верить и работать. Он часто говорил нам: «Никуда от вас ваши миллионы не убегут», имея в виду то, что если ты идешь своей дорогой, пишешь, то рано или поздно всё будет: и слава, и деньги.
— Как вы считаете, что нужно начинающим драматургам, чтобы их пьесами заинтересовались театры? Умение «продавать» себя, подавать заявки? «Обрасти» крУгом театрально-литературных знакомств? Или тут всё во власти удачи, случая?
— Я бы посоветовала начинающим не стесняться и отправлять свои пьесы на все драматургические конкурсы, которые существуют. Остальное придёт само. Заметят пьесу — пригласят автора на фестиваль или семинар, вот тебе и театрально-литературные знакомства. Или молодой режиссёр захочет поставить пьесу. Поставит успешно — подтянутся другие театры, и волей-неволей научишься писать заявки, синопсисы, поэпизодники, короче, разберёшься с этой кухней. Я сама работала завлитом в театре и могу уверенно сказать: вряд ли кто-то будет сотрудничать с неизвестным автором на основе написанной им заявки. Театры в России не очень любопытны и чаще всего узнают о новых именах в драматургии, читая шорт-листы ведущих драматургических конкурсов и фестивалей.
— Следите ли вы за сценической жизнью своих произведений, даёте ли какие-то советы режиссёрам?
— Нет, всегда отпускаю свои тексты в свободное плавание. Я придерживаюсь точки зрения, что режиссёр — такой же художник, творец и нужно доверять ему свой текст. Считаю авторский контроль бессмысленным делом. Если тебе кажется, что никто не может поставить твой текст так, как тебе хочется, — ставь сам. Или не морочь голову людям. Когда сообщают об успехах того или иного спектакля по моей пьесе, конечно, радуюсь. Считаю, что и моя доля заслуг в этом есть.
— Какое значение в вашей жизни и творчестве играет музыка?
— Я не меломан, хотя музыку люблю. В юности увлекалась рок-музыкой, и это, конечно, наложило свой отпечаток на моё мировоззрение. А сейчас слушаю всё: русский рок восьмидесятых, зарубежный семидесятых, и Монеточка с «Порнофильмами» мне тоже нравятся.
— Как вы считаете, нашли вы свой путь или всё ещё в поиске?
— Кто же это знает… В целом, мне кажется, нашла. Но жизнь такая длинная, никому неизвестно, что ждёт за тем поворотом.