Все новости
Театр
7 Февраля 2021, 03:48

«АМЕЛЯ»

В Башкирском академическом театре драмы им. М. Гафури состоялась премьера спектакля «Амеля», созданного по мотивам романа Николая Крашенинникова. Художественный руководитель постановки – Айрат Абушахманов, режиссер по пластике – Алина Мустаева, сценограф Екатерина Малинина, композитор – Олег Гудачёв (оба г. Санкт-Петербург). Инсценировку романа написала Азалия Балгазина, историк театра, театральный критик. С ней мы побеседовали о премьерном спектакле и о том, как шла работа над инсценированием романа.

Автор — Роза Ильясова, театровед, кандидат искусствоведения
В Башкирском академическом театре драмы им. М. Гафури состоялась премьера спектакля «Амеля», созданного по мотивам романа Николая Крашенинникова. Художественный руководитель постановки – Айрат Абушахманов, режиссер по пластике – Алина Мустаева, сценограф Екатерина Малинина, композитор – Олег Гудачёв (оба г. Санкт-Петербург). Инсценировку романа написала Азалия Балгазина, историк театра, театральный критик. С ней мы побеседовали о премьерном спектакле и о том, как шла работа над инсценированием романа.
— О чем повествует роман «Амеля»?
— Роман Николая Крашенинникова (1878–1941), русского писателя, с любовью писавшего о Башкирии и башкирском народе, рассказывает о судьбе башкирской девочки-сироты, воспитанной овдовевшей бездетной профессоршей в русской дворянской среде. Но Амелю все время тревожит «зов степей», который становится своего рода символом её родины, маяком, напоминающим об утерянных корнях. Постоянная тревога девочки, её непрестанный интерес к жизни башкир, глубокие переживания о судьбе отчизны объясняются некой генетической памятью, «зовом крови».
— Были ли еще постановки по этому роману?
— Произведение было создано в 1915 г., то есть незадолго до рождения нашего театра (1919). В последующие сто лет роман ни разу не был поставлен в государственных театрах республики. Отмечу, что сохранилось упоминание, что Башкирский театр драмы был первым, кто поставил пьесу Крашенинникова «Плач Рахили» в 1920‑е гг. К сожалению, богатое литературное наследие этого уникального писателя несколько забыто, а его произведения не имели полноценной сценической истории, хотя он автор множества инсценировок классической русской литературы. Могу предположить: какая-то из его инсценировок и была поставлена, но подобные факты не указаны в его биографических сведениях.
— В спектакле охвачены все события романа?
— Пять лет назад я написала инсценировку романа, сохранив почти полностью его сюжет и героев. Когда постановщики А. Абушахманов и А. Мустаева, приняли решение воплотить роман в оригинальной пластической форме с текстовой составляющей, инсценировку пришлось переписывать под основную режиссерскую концепцию, в связи с чем изменились сюжетная линия, образы героев, исчезли «вторые планы», то есть наш пластический спектакль был создан по мотивам романа.
— А вам как инсценировщику не жалко было лишаться текста, важных мыслей, которые произносят герои?
— Для меня важнее было, что наша «Амеля» будет первым сценическим воплощением романа, а его главная мысль станет откровением для многих, ищущих себя в этом мире. А форма не имеет значения. В процессе работы порой было больно резать «по-живому» и лишать инсценировку, на мой взгляд, очень важных вещей, но таковы законы жанра: пластический спектакль не может охватить весь объём романа.
— Ради кого или ради чего Амеля уходит в степь?
— У Крашенинникова Амеля уходит в степь, потому что больше не может жить в самообмане и в навязанном ей укладе жизни. Ведь её опекунша пыталась из эгоистических побуждений полностью переиначить судьбу Амели, обратив ее в православную веру, дав другое имя и мечтая выдать замуж за состоятельного дворянина. Но «параллельным миром» для благоустроенной жизни Амели является неустроенная и тяжелая жизнь её родных башкир в степи (события происходят в дореволюционной Башкирии). Сопоставляя два мира, она приходит к самоощущению себя как предателя своего народа. И поэтому зов степи как зов крови становится навязчивой идеей для Амели, не дает ей спокойно жить.
— Однако в романе есть еще одна сюжетная линия, связанная с башкиром Исхаком. Этот ключевой образ присутствует на протяжении всего произведения, через него автор «взывает» Амелю к степи, к пробуждению совестливости. Писатель дает понять, что Амеля к Исхаку испытывает волнующие чувства, она бредит им, ждет его, он так и пишет: «её богатырь», и в конце концов она уходит ведь именно с ним. Почему же в спектакле этот образ отсутствует?
— Да, в спектакле этот образ не раскрыт. Соглашусь с вами, что персонаж является самым значимым и связующим. Исхак — олицетворение неотвратимости судьбы Амели, «зов степи» видится ей через него, его указующего перста и призыва: «В степи!». В нашем спектакле основная идея — это идея самоидентификации Амели, обретения внутренней свободы и своего предназначения. Она выбирает степь, чтобы быть нужной сородичам. Мы интерпретируем, что, имея столичное образование, она будет учить грамоте башкир, став одной из первых башкирских женщин-просветителей. Поэтому идея Крашенинникова несколько не совпадает с идейным режиссерским замыслом, соответственно, образ Исхака нивелирован.
— Жанр спектакля определён как «версия в письмах без слов». Что под этим подразумевается?
— Повествование идет от лица профессорши Анны Петровны, она в письмах к своей сестре рассказывает историю Амели от появления в её жизни до ухода в степи.
— Изначально театр озвучивал, что спектакль будет полностью пластическим. В конечном итоге он получился все же драматическим, но с пластическими танцевальными композициями.
— В процессе работы над спектаклем постановщики, исследуя материал, определяли, где лучше выразить словами, а где пластическим этюдом или танцевальной композицией, и пришли к выводу, что будет художественно неоправданно решать весь спектакль только пластически. Например, душевные смятения Амели выражены актрисой Гульнарой Казакбаевой в яркой экспрессивной музыкально-пластической сцене «Я чужая» через «изломленный» рисунок телодвижений, в которых актриса отталкивается от своих внутренних чувств и ощущений, а одна из сцен с гимназистками решена шутливой танцевально-пластической композицией. Вокализ в исполнении народной артистки Алсу Бахтиевой в сопровождении оркестра театра ассоциируется с тем самым «зовом степи», с вольным простором и трепещущей на ветру ковылью… В спектакле звучит речь на трех языках: башкирском, русском, французском.
— Кто исполняет главные роли?
— Амелю исполняет Гульнара Казакбаева. Амелю в детстве Фатима Нуриева. В ролях: народные артисты РБ Алмас и Гульнара Амировы (Ахмет Бакирыч и Анна Петровна соответственно), Алсу Галина (Маман); лауреат Государственной молодежной премии РБ им. Ш. Бабича Урал Аминов (Дорнбильд Александр Евгеньевич) и др.
Читайте нас в