Все новости
Театр
2 Апреля 2021, 12:42

Эдуард Гизатуллин: особо опасный художник

(Окончание. Начало в №2)

Автор — Элла Молочковецкая

(Окончание. Начало в №2)
— Вы как художник-постановщик уже сделали несколько сериалов, среди которых «Сладкая жизнь», «Прощай, любимая», «Оперетта капитана Крутова», «Спящие», 5‑й и 6‑й сезоны (в производстве) сериала «Ищейка». Есть ли глобальные отличия работы в кино и на сериалах?
— Разница большая. В полнометражном кино продолжительнее и масштабнее подготовка, финансирование, выработка в день съёмочного материала, отношение ко множеству деталей и, в целом, гуманнее, основательнее планирование графика съемочного периода. В сериале ты каждый день, как спринтер, должен выкладываться полностью почти 24 часа в сутки на протяжении нескольких месяцев всего съёмочного периода. Хотя это иной раз случается и в большом кино, но в работе над сериалом больше непредсказуемости и необходимости проявления находчивости, и ты всегда должен быть готов ко всему, как горнолыжник, объезжающий различные препятствия: нельзя ни самому упасть, ни команду за собой потащить. Так что сериал — это ежедневный «мини-киноподвиг», к которому есть время готовиться, иной раз только по ночам.
— Возможно, вам предлагают истории о природных катаклизмах из-за знаменитого фильма «Территория», который перед съёмками не миновали стихийные бедствия?
— Я с удовольствием вспоминаю как съемочный, так и подготовительный период «Территории». Было много всего: задач, съёмочных площадок, кинодекораций. были большие и опасные киноэкспедиции. Готовились к проекту основательно, долго. Завезли в один только поселок Провидения на Чукотке, в котором были запланированы съёмки эпизодов кинокартины, тонны строительных материалов: 30 строителей в сопровождении двух профессиональных прорабов, восемь декораторов. Тогда, возможно, они решили, что раз это декорация, а не настоящее жилье,  нет смысла строить его основательно. Хоть декорации и были построены в срок, но тогда проект «заморозили» в силу нехватки на тот момент средств. Окна забили фанерой во избежание эксцессов, и в таком виде декорация простояла около полугода. А потом пришел ураган с Аляски и уложил не только декорации, но и нанёс капитальным домам посёлка значительный ущерб. Когда я прилетел туда, то обнаружил, что все технологические узлы крепления несущих каркасов, которые надо было делать качественно, выполнены были непрофессионально. Поэтому декорация и упала от ветровых ураганных нагрузок. Восстанавливали около месяца всего восемь человек, но сделали все очень хорошо, и к съемкам декорация была уже отфактурена, чуть-чуть помята, как это бывает с домами, стоящими не первый год. Так что катаклизм оказался только на пользу.
— Ваша кинокарьера началась с фильма Руслана Бальцера «Дерзкие дни», в котором вы даже сыграли в эпизоде…
— Я упирался до последнего от предложения Руслана сняться в этом эпизоде. Я не актер, не курю, а нужно было входить в кадр с сигаретой в образе одного из пиратов на катере. Поэтому на меня ушло большое число дублей в сцене, где я, никогда не куривший, должен был смачно дымить сигаретой.
— С Русланом Бальцером вы сделали еще два фильма: «V Центурия. В поисках зачарованных сокровищ» и «Забава». Планируется ли продолжить ваше сотрудничество?
— Мы общаемся, но редко, в отличие от моей старшей дочери, которая сейчас с ним чаще сотрудничает. Моя дочь Ассоль уже работает как художник-постановщик, и я смело могу рекомендовать её вместо себя (Ассоль Гизатуллина работала в сериалах «Серёжки с сапфирами», «Котейка» и сейчас является художником фильма «Джигалоу» — Э. М.). Я благодарен Руслану за наше сотрудничество и прекрасно проведенное время на этих замечательных проектах.
— Еще один ваш нашумевший проект — «Духless 2» режиссера Романа Прыгунова.
— Да, это была хорошая история, но, к сожалению, большая часть того, что мы сделали, не вошла в окончательный монтаж. Я имею в виду балийский блок, где мы построили подробные декорации тюрьмы, и другие объекты, которые, в силу хронометража или смысловых трактовок, были убраны.
— Вы ведь действительно снимали на Бали?
— Да. А ещё я не только работаю, но и отдыхаю на проектах. Быть на Бали и не встать на доску — для меня неприемлемо. Поэтому я взял десять уроков в русской серф-школе и в свободное от съёмок время, ловил и рассекал волну.
— Возвращаясь к театральным постановкам: какие из них вы считаете наиболее удачными?
— Если рассуждать, не зря ли я в профессию пришел, то мне очень дороги были премьеры таких спектаклей, как «Козий остров», «Блин-2» в Магнитогорском драматическом театре им. А. С. Пушкина; «С любимыми не расставайтесь» в Ярославском театре им. Ф. Волкова, «Последний срок» во МХАТе им. Горького, «Бог резни» в «Современнике». Эти спектакли оставили в моей памяти какую-то особую радость. И работать над ними было увлекательно, и результат получился тот, к которому стремился.
— Есть ли у вас какой-то режиссер, с которым было максимально продуктивно работать?
— Сейчас такого режиссера нет. Был Сергей Пускепалис. И мне до сих пор приятно, что мы в Молодежном театре сделали спектакль «Клинч», который, по-моему, стал тогда событием в театральной жизни города.
— Как отразился локдаун на процессе киносъемок?
— У меня вообще не было никакой паузы в работе, с одного проекта переключился сразу на другой. В самый разгар пандемии у нас была жаркая подготовка очень серьезного сериала, который должен был сниматься в Италии. Поскольку Италия оказалась для нас закрыта, мы рассматривали Хорватию. В итоге уголки Италии мне пришлось находить и строить в Крыму… И когда вся Москва была «оцифрована», «самоизолирована» и мало кто куда мог выезжать, у меня был пропуск на свободу, благодаря которому я ежедневно ездил в офис и наша постановочная группа досконально разбирала каждую серию, более трех месяцев готовясь к масштабным съемкам. Конечно, я переживал за других, не имеющих работы, свободы и возможности передвижений, но всё же очень надеялся на скорейшее прекращение всей этой истерии-пандемии и периода несвободы.
— Над каким проектом вы сейчас работаете?
— В позапрошлом году мне предложили работу над сериалом «Ищейка». Когда мне назвали место съемок — Геленджик,  где не бывал ранее, я решил: почему бы не провести там всю зиму во время съёмочного периода. Приехав туда, оказался практически в лете, хотя стояла глубокая осень. В чистом море резвились дельфины, в голубом небе летали беспечные чайки, рекой лилось хорошее вино. Прекрасная природа вокруг, позволяющая путешествовать на машине, ходить пешком вдоль моря там, где не бывает туристов, писать пейзажи, фотографировать, создавать поделки из выброшенных морем деревяшек. И я подумал: «Коль всё здесь так радостно и красиво, неизведанно и замечательно, почему бы не согласиться?» Так что, с удовольствием сняв пятый сезон, сейчас мы с моими дорогими киноколлегами уже вовсю трудимся над шестым.
— А у вас осталось увлечение горнолыжным спортом?
— Конечно! У меня на машине есть специальный бокс, в котором вожу свои горные и беговые лыжи. надеюсь, что свой ближайший день рождения я проведу на горнолыжной трассе в Сочи. Люблю все, что связано с движением и свободой. Вот летом освоил парашют. Прыгнул, правда, пока только один раз, но понял, что это тоже мое!
Читайте нас в