Все новости
Театр
2 Апреля 2021, 12:26

ВСё НАЧИНАЕТСЯ С ЛЮБВИ!..

Заслуженный деятель искусств Российской Федерации и Республики Башкортостан, кавалер орденов «Дружбы народов» и «За заслуги перед Республикой Башкортостан» Михаил Рабинович возглавлял Государственный академический русский драматический театр Республики Башкортостан тридцать семь лет.

Автор — Елена Попова

Заслуженный деятель искусств Российской Федерации и Республики Башкортостан, кавалер орденов «Дружбы народов» и «За заслуги перед Республикой Башкортостан» Михаил Рабинович возглавлял Государственный академический русский драматический театр Республики Башкортостан тридцать семь лет.
Это были годы творческих поисков, открытий, побед. Благодаря таланту и стойкости Михаила Исаковича каждый сезон был полон событий — успешных премьер, гастролей, фестивалей…
Счастьем было работать с ним, репетировать — иногда ночи напролет. Счастьем было видеть его спектакли — смеяться, плакать вместе с героями, сопереживать им. Его постановки не оставляли равнодушными, потому что он вкладывал в них всю душу — все то добро, любовь, мудрость, которыми был наделен сам…
Сегодня в репертуаре театра идут восемь спектаклей, поставленных Мастером… Об этих постановках рассказывают актеры.
Народная артистка Республики Башкортостан Ирина Агашкова о спектакле «Старый дом»:
— Когда Михаил Исакович в 1983 году пришел в театр, он хотел ставить именно «Старый дом». Это была тогда современная, совсем недавно написанная пьеса. Но ему отказали… Зная Михаила Исаковича, предполагаю, что тогда он эту пьесу разбирал очень серьезно. Но ведь прошло время! И поэтому он начал работать с нуля, с самого начала.
На первый взгляд, сегодня эта пьеса Казанцева не очень актуальна: ну кто сейчас позволит соседям, почти посторонним людям, вмешиваться в твою жизнь? Мы научились «держать оскал», умеем защищаться от грубости. А тогда это было очень больно… Сейчас подумалось — а ведь Михаил Исакович так и не обрел «броню», он все так же остро воспринимал любое хамство, любую несправедливость… Может быть, поэтому пьеса и не отпускала его?..
На репетициях с ним можно было спорить, отстаивать свою точку зрения. Он вспыхивал мгновенно, стремительно выбегал на сцену и показывал удивительно точные, часто очень смешные вещи. А в драматических сценах он так наполненно, так говоряще играл паузы, в них столько всего происходило, в молчании читалось так много смысла, что за этими его показами можно было наблюдать бесконечно.
Когда появились декорации, все были поражены: это ведь настоящий двухэтажных дом с чердаком, с лестничными пролетами, с множеством комнат! Наши «семьи» долго переезжали их одной комнаты в другую, чтобы сценически все было выстроено точно! Я и сейчас прихожу на сцену за несколько минут до начала спектакля, когда занавес закрыт, а в зале уже разговаривают зрители: прохожу в свою комнату, все там осматриваю, чтобы с третьим звонком начать в ней жить…
В «Старом доме», безусловно, виден режиссерский почерк Михаила Исаковича. Для него всегда были важны и социальная актуальность, и гражданская позиция: если спектакль идет на сцене, если на него приходят зрители, то мы должны знать, о чем с ними говорить.
И, конечно же, для него важна была работа с актерами — с каждым! Как он извинялся перед Светланой Семеновной Акимовой, что у нее здесь совсем крошеный эпизод! А она была счастлива еще раз поработать в его спектакле! И эта сцена со старенькой тетей Настей стала очень пронзительной — она закольцовывает случившееся: все начиналось, «когда деревья были большими», а заканчивается вот сейчас…
Все спектакли Михаил Исакович ставил о любви, поэтому они и получались такими теплыми! Любовь — это глубинная основа всего того, что он делал…
Актёр Антон Болдырев о спектакле «Луна и листопад»:
— «Луна и листопад» — мой самый первый спектакль в театре. Я только окончил институт, меня приняли в труппу. Я был абсолютно «зеленый», и встреча с Михаилом Исаковичем многое определила — очень многое я понял про театр, про существование на сцене…
Спектакль уже шёл несколько лет, и меня вводили на одну из главных ролей. Когда я прочитал повесть Мустая Карима «Помилование», по которой он создан, и был потрясен — и историей, и тем, с какой болью она рассказана автором. Тема войны была особой и для Михаила Исаковича. Он умел найти такие слова, что многое сразу становилось ясно. Самое главное, что здесь нельзя ничего играть, нельзя врать. В этой сценической истории можно только жить!
Первые сцены спектакля для меня и по сей день остаются самыми сложными, но именно они являются камертоном всего спектакля. Момент знакомства Любомира с Марией Терезой долго не получался. Не получался до тех пор, пока Михаил Исакович не спросил: а почему обычное яблоко, брошенное солдату незнакомой девушкой, приносит ему такую радость? Я задумался и вдруг понял, что яблоко это — символ той чистой, светлой радости, веры в хорошее, без которой наши деды не выиграли бы эту войну. И сцена сложилась…
Михаил Исакович иногда перед началом спектакля приходил за кулисы и просто говорил: «Любите друг друга!..» И этого бывало порой достаточно, потому что сыграть любовь невозможно — зритель сразу почувствует фальшь…
Каждый спектакль я стою за кулисами, смотрю финальную сцену на экране и каждый раз плачу, глядя на улетающий в небо желтый лист… Михаил Исакович сумел найти такую интонацию для этого спектакля, так выстроить финал, что невозможно оставаться равнодушным.
Народная артистка Республики Башкортостан Ольга Лопухова о спектакле «Бешеные деньги»:
— Михаил Исакович очень долго сопротивлялся Островскому. И когда вдруг он выбрал его пьесу, мы поняли, что он нашел тему, которая волнует его сегодня. Да, «Бешеные деньги», Островский — это классика, но она точно попадает в наше время.
Для меня в этом спектакле ценно то, что Михаил Исакович не пошел по пути наименьшего сопротивления, как делают многие режиссеры: надели современные костюмы, джинсы, перенесли место действия в сегодняшние реалии… Это такой сомнительный вариант «осовременивания»… Михаил Исакович пошёл вслед за автором. Он трепетно относился к тексту Островского, не хотел и не разрешал менять даже те слова, которые сегодня труднопроизносимы. Когда за ними стал появляться точный подтекст, все эти устаревшие слова стали звучать органично, и они точно били в цель.
Украшением спектакля стал наш балет. Были поначалу сомнения: нужен ли он? Да! Это расширило географию пьесы. Она вышла за рамки павильонов, за рамки домов, и история конкретных людей запараллелилась с большой историей.
Работать с Михаилом Исаковичем было легко, потому что, когда вдруг что-то не получалось, всегда можно было прийти и вместе заново разбираться, пытаться понять логику поступков персонажа. Для меня сложными были все сцены первого акта с Васильковым. Вроде он и нужен Надежде Антоновне в качестве жениха для дочери — говорят, деньги у него есть большие… А с другой стороны, Васильков ей неприятен — он человек не их привычного круга, он иной, чужой. Попробуй это сыграй!
А в финале идет полное перерождение всех персонажей. Из владык мира мы — Чебоксаровы, Глумов, Кучумов, Телятев — становимся фактически холопами, потому что вознесся он — Васильков. И нас, конечно, настигает полная внутренняя раздавленность — от того, что, в общем-то, мы все это сами сотворили…
Мы играем спектакль уже почти десять лет, и тема «бешеных денег» становится все актуальнее. Поэтому, конечно, мы стараемся сохранить этот спектакль таким, каким его задумал режиссер…
Актер Дамир Кротов о спектакле «Свой путь»:
— Насколько я понимаю, Михаил Исакович, выбирая материал для своего нового спектакля (как мы теперь уже понимаем, ставшего последней его работой), очень хотел, чтобы пьеса была новой, малоизвестной или даже еще никем не поставленной. И такая пьеса нашлась среди текстов Ярославы Пулинович– так что фактически мы сыграли мировую премьеру! А еще, мне кажется, Михаил Исакович хотел эксперимента. И это тоже случилось — большая сцена, два артиста, музыканты…
Ну а самое главное, на каждой репетиции мы видели абсолютную ненасыщенность Михаила Исаковича своей профессией, театром… В нем буквально кипела мощнейшая режиссерская энергия, неуспокоенность…
Мы много говорили с ним о времени. Действие спектакля начинается в 1987 году. Для Михаила Исаковича принципиально важна была узнаваемость. «Тогда зал и будет откликаться!» — говорил он.
История эта иронична (при всей внутренней серьезности!), и чувство юмора режиссёра помогало невероятно. У нас была очень доверительная атмосфера на репетициях. Он делился с нами опытом, мудростью, а мы с моей партнершей Софьей Венедиктовой, хочется верить, заражали его нашей молодой энергией.
Очень сложно давалось нам начало, первая сцена — знакомство. В любых отношениях всегда важен первый шаг! Здесь нам — Петру и Вере — нужно было решиться и пойти. Здесь зарождается Любовь. Это дальше к любви будут примешиваться ревность, обиды — то есть будет появляться второй план, контекст. Но именно в первой сцене задаются все «параметры», по которым будут развиваться отношения героев. И сыграть это сложно, ведь как актеры мы знаем, что будет дальше… Но когда в репетициях эта сцена стала получаться, выстроились и все другие эпизоды.
Мы на сцене проживаем целую жизнь — ведь наши герои встречаются только в те моменты, которые видит зритель. Нет никакой внесценической истории их взаимоотношений. Есть двое людей, которые встретились, полюбили друг друга, прожили жизнь, прошли каждый свой путь, который, по факту, сложился в один!..
И у Михаила Исаковича был свой путь! И идти с ним по этому пути было настоящим счастьем!..
Читайте нас в