Все новости
Театр
24 Августа , 23:46

Как покорить Берлин? Спросите у «Арлекина»!

Повод для разговора об Образцовой детской театральной студии «Арлекин» при Салаватском башкирском драматическом театре самый что ни на есть значительный: победа на XV Открытом Берлинском международном конкурсе театральных коллективов «Золотой ключик». Об этом и не только наша беседа с руководителем студии Радиком Галиуллиным.

Как покорить Берлин? Спросите у «Арлекина»!

Автор — Дина Давлетшина

 

Повод для разговора об Образцовой детской театральной студии «Арлекин» при Салаватском башкирском драматическом театре самый что ни на есть значительный: победа на XV Открытом Берлинском международном конкурсе театральных коллективов «Золотой ключик». Об этом и не только наша беседа с руководителем студии Радиком Галиуллиным.

Д. Д. Радик Наилевич, начнём со спектакля «Таганок»?
Р. Г. Значит, начнём с самого сложного. Дело в том, что я бы не взялся за эту постановку по одно простой причине: я был занят в спектакле «Таганок» режиссёра Антона Фёродова в Стерлитамакском башкирском театре. Антон нашёл для этой повести такое оригинальное постановочное решение, а я как исполнитель одной из ролей так плотно в его концепции «засел», что придумать что-либо своё было безумно трудно. Но «Таганок» был включён в программу на стадии замысла самой студии, вошёл в перспективный план театра, посвящался столетию Мустая Карима и столетию республики. Никакие ссылки на то, что я не смогу «отойти» от идеальной режиссуры Фёдорова, не помогли. Пришлось приступить к работе. Инсценирование повести рождалось тяжело, одолевали и другие сомнения… Я и сейчас не уверен, что в нашем «Таганке» нет невольных заимствований из спектакля Антона.
Д. Д. Однако же постановка удалась. Гран-при Республиканского фестиваля детских коллективов, показы в городах республики и даже участие в благотворительной акции…
Р. Г. Да, сбор от показа «Таганка» был передан мальчику, ровеснику наших студийцев на операцию по восстановлению слуха. А к главному призу республиканского фестиваля прилагался сертификат, на который мы приобрели ноутбук и звуковую колонку.
Д. Д. Заглянем на вашу творческую «кухню». Как шла работа? Кто причастен к постановке?
Р. Г. Сценическое оформление создал Антон Бледных. (Кстати, нам повезло, что берлинский конкурс проходил в онлайн-формате, нашу объёмную декорацию было бы трудно туда вывезти). Хореографом выступила Гульназира Сафиуллина. Гульназира и Антон — моя команда почти во всех проектах студии, за что им огромное спасибо. Подбор музыки мой. До начала работы были опасения по поводу освоения русскоязычными детьми башкирского материала. Но как только начались репетиции, я увидел, что сюжет ребят «зацепил» и погружение в иную ментальность идёт без проблем, чего я, честно говоря, не ожидал.
Д. Д. Может, для детей и нет ментальных преград? Дети — везде дети, в любой культуре им свойственны одни интересы, одни и те же проблемы на пути взросления.
Р. Г. Пожалуй. Но меня поразило, как они загорелись работой, легко вживались в роли, как настоящие артисты предлагали своё видение. Им было интересно! Я видел, что создание образов приносит им радость, и тоже получал удовольствие от процесса. Работалось легко и плодотворно не только мне, в возрастных ролях заняты артисты театра Ратмир Давлетбаев (Шарифулла) и Гульфира Сафиуллина (Бабушка). Было много хороших моментов, по которым я теперь скучаю…
Д. Д. Хотя бы один пример, один из этих случаев.
Р. Г. Из того, что до сих пор не отпускает, это сцена, когда Бабушка и Габдулла (Дима Сафронов) говорят об отцовской медали. Помните? Шапку отца можно носить, а медаль нет. Это честь, которую надо заслужить. Важный и любимый мною эпизод повести. Идёт репетиция сцены. Кепка закрывает Диме лицо. Мне не хотелось прерывать репетицию, она шла очень точно. Чтобы не нарушить атмосферу, я на цыпочках поднимаюсь на сцену, подхожу к Диме, тихонько приподнимаю козырек кепки… и вижу его глаза! Он меня не видит! Он продолжает вести диалог. Я восхищён такой степенью погружения в образ. Дима позже других подключился к работе, и у него не всё получалось. А тут такое! Это стало потрясением для меня, я понял: всё, что мы делаем, делаем не зря.
Д. Д. А как вообще возникла студия «Арлекин»?
Р. Г. Кажется, в 2014‑м Министерство культуры республики рекомендовало театрам создание детских студий. Руководство студией поручили троим, но вскоре по ряду причин я остался один. У меня был опыт (ранее я руководил студией в ГДК «Кристалл» г. Межгорье), и всё же было тяжело: слишком разновозрастными были дети. А начинали мы с этюдов по мотивам повести А. Грина «Алые паруса», из которых сложился спектакль «Ассоль». Первое испытание — фестиваль «Комедийная хоромина» в 2015‑м в Стерлитамаке. Тогда мы получили звание лауреата первой степени и дипломы за актерский ансамбль и за оригинальный подход к литературному материалу. Через год на Международном фестивале-конкурсе «Планета талантов» наша «Ассоль» получила Гран-при. Победа, конечно, вдохновила ребят, но главное — они увидели другие коллективы. Для расширения горизонта и роста им нужны «насмотренность» и обязательные показы того, что мы сделали. Мы вернулись из Москвы, и тут заработало «сарафанное радио»: пошёл вал звонков от родителей, желавших записать своих детей в студию.
Д. Д. Вы волнуетесь, когда выступают ваши артисты?
Р. Г. Конечно! Но они молодцы. Бывает, сыграют так, что удивляешься, как это получилось. К примеру, спектакль-игра «Тараканище» по К. Чуковскому. Его задача — освоение навыка раскрепощения. События происходят как бы в детской игровой комнате. Можно было пошалить, и случались прекрасные моменты импровизации. Этот спектакль в 2016‑м мы тоже показали на «Планете талантов» и заняли первое место. А я сделал для себя открытие: чтобы понять ребёнка, надо самому им стать. Надо уметь возвращаться в детство.
Д. Д. Постановки, поездки… Поделитесь секретом, откуда средства?
Р. Г. Театр предоставляет нам помещение, транспорт для поездок, свой фонд костюмов, реквизита, мастерские, записывает музыку, помогает с показами на сцене. Вообще, в театре тепло относятся к студийцам. Дважды я получал стипендию СТД России, которая шла на приобретение материалов. На стипендию мы сделали и первый полнометражный спектакль по пьесе К. Драгунской «Огурцы и другие пирожные». Я думал, придётся немало потрудиться над этой постановкой из-за клиповой композиции пьесы, но дети эту задачу решили легко. «Огурцы и другие пирожные» мы возили на фестиваль в Крым (Алушта), где кроме показов был запланирован отдых. Наша крымская награда — это звание лауреата I степени. Кроме того, в чтецком конкурсе фестиваля призёрами стали Артём Мизгулин (I премия) и Дмитрий Сафронов (III премия).
Д. Д. Родители сопровождают вас в поездках?
Р. Г. Есть такие, но не каждый раз. В крымской поездке я очень волновался. Ведь это целая неделя, да ещё с первоклашками. Что меня удивляет, так это доверие родителей. Бывало, что репетиции затягивались, так часто случалось с «Таганком». Родители очень поддерживают меня, относятся с пониманием. И дети никогда не подводят: подготовка к урокам, домашние задания — всё успевают. Родители радуются нашим успехам, из поездок встречают нас как космонавтов.
Д. Д. Пандемия нарушила многие планы. Ваши тоже?
Р. Г. Отчасти. Но как только стало возможно, мы приступили к постановке по пьесе О. Ширеновой «Беготня вокруг коня». Тема — семейный развод глазами ребёнка. Хотелось сделать «тихий» спектакль в камерной обстановке, для этого был заново оборудован малый зал театра. В спектакле заняты только девочки, а роль мамы исполняет актриса Нарказ Юмагузина.
Д. Д. Как вы узнали об итогах берлинского конкурса?
Р. Г. Объявление результатов проходило онлайн, символично — 8‑го мая. Первая радость — победителем в номинации «Лучшая мужская роль» стал наш Алан Шамёнов. Затем объявили Гран-при, и это был взрыв эмоций! Золотой ключик наш! Фонд им. Мустая Карима финансово поддержал наше участие в конкурсе, поэтому в числе первых я позвонил директору фонда А. М. Каримовой: «Альфия Мустаевна! Мы второй раз взяли Берлин!» Берлинская награда — самое ценное, что есть в нашей копилке.
Д. Д. Уверена, что не последняя. Успехов «Арлекину»!

Автор:Любовь Нечаева