Все новости
Театр
24 Августа , 23:43

Освящённая Театром

7 августа остановилось сердце заслуженной артистки Респуб­лики Башкортостан Аллии Шариповой… Она ушла тихо, нестерпимо рано, и от того скорбная весть оказалась особенно пронзительной…

Освящённая Театром

Автор — Елена Попова

 

7 августа остановилось сердце заслуженной артистки Респуб­лики Башкортостан Аллии Шариповой… Она ушла тихо, нестерпимо рано, и от того скорбная весть оказалась особенно пронзительной…

Долгие годы Аллия Хайдаровна служила в Государственном академическом русском драматическом театре Республики Башкортостан. Для нее он навсегда стал единственным…
На его сцене было сыграно несколько десятков ролей — и глубоко драматичных, и озорных острохарактерных. В каждую, без преувеличения, она вкладывала всю душу.
Больших, эпических, как говорят, ролей было в репертуаре Аллии Шариповой немного — такова судьба всех травестийных актрис… Но порой ее совсем крохотные эпизодические выходы становились яркими и значимыми моментами спектаклей. А такое возможно лишь при полнейшей актерской самоотдаче, особом чувствовании ансамбля и бесконечной любви к театру, конечно же!..
А ведь она совсем не собиралась становиться актрисой. Родители прочили ей идти по стопам отца — быть юристом. Но так случилось, что после долгого перерыва в Уфимском училище искусств вновь было решено набирать актерский курс. Это событие вызвало переполох в молодежных кругах. Подружки, решившие пойти «в артистки» хоть и были резвы, но волновались перед поступлением страшно. Аллию, окончившую к тому моменту всего восемь классов, взяли с собой для моральной поддержки. И вот тут в дело вмешался Случай, а скорее всего даже — Судьба. Ведь случайно, ради интереса вышедшую перед экзаменационной комиссией молоденькую девчушку, чья невероятная энергия била через край, заприметил сам Федор Павлович Крашенинников — ведущий актёр Русского драматического театра! Аллию Шарипову пригласили сразу на третий тур, и какой-то внутренний вызов самой себе — смогу? справлюсь ли? — придал ей уверенности и отчаянной смелости, и она в числе ещё нескольких счастливчиков поступила на актерское отделение!
Крашенинников по состоянию здоровья преподавал недолго, передав руководство курсом Шауре Мусовне Муртазиной. Именно Муртазина доверила Аллие Шариповой сыграть в дипломном спектакле по чеховской «Чайке» роль Маши — роль сложную, для осмысления которой нужен был и жизненный опыт, и определенный профессиональный «багаж». Аллия Хайдаровна вспоминала позже, с каким трудом подбиралась она к этому образу, как много вложила в эту работу ее педагог. Но то был только студенческий спектакль! А театр профессиональный предъявляет к актерам иные, строгие требования. Уже ближе к окончанию училища состоялся и разговор «по душам». Шаура Мусовна, предвидя, что Шариповой с ее фактурой — невысоким ростом, тонким голосом — в театре будет уготована участь играть бесконечную череду сказочных героев да роли мальчиков –призывала студентку подумать о смене профессии. Тем более что отец Аллии Хайдаровны не терял надежды, что дочь все же займется серьезной юридической наукой… Но «прививка» Театром — принципами о чести и достоинстве актера, обостренном чувстве ответственности за каждую минуту существования на сценической площадке, которое вложила в умы и сердца своих выпускников Муртазина, — все это уже стало неотъемлемой частью жизни, и иной судьбы Аллия Шарипова уже не хотела.
В 1967 году Габдулла Габдрахманович Гилязев, незадолго до того став главным режиссером Русского драматического театра, принял в труппу молодых выпускников — Владимира Прибылова, Светлану Акимову, Юрия Карманова, Дину Галимову и Аллию Шарипову. И первым спектаклем, в котором им были доверены роли, стала драма по пьесе Анатолия Делендика «Четыре креста на солнце». Свою Светлану Аллия Хайдаровна, наверное, невольно наделила качествами, присущими ей самой — предельной способностью к самопожертвованию, острой потребностью дарить добро.
В одном из творческих портретов актрисы зав­лит театра Тамара Абросимова писала: «Казалось бы, должна присутствовать некая последовательность в репертуаре артистки такого плана, как Аллия Шарипова. От прирожденной травести — к обладательнице яркой острохарактерности. От Бачаны-мальчика в «Законе вечности» Н. Думбадзе до Маргариты Пересветовой в «Самоубийце» Н. Эрдмана. Ан нет! Причудливое сплетение разноплановых и разновозрастных образов — вот что составляет творческий портрет актрисы. Драматические роли, лирические героини, травести, комические старухи… Сегодня она играет эту самую комическую старуху, а завтра пионерку (где она только такую высмотрела или выдумала для спектакля «Эффект Редькина» А. Козловского — с косым бантом, спущенным гольфом, жующей конфетку, с уморительной рожицей и жутко серьезную)».
Сама Аллия Хайдаровна рассказывала, что любила она роль Юрки в «Характерах» В. Шукшина — образ и впрямь получился у нее сочный, небанальный. А для учительницы Аллы Константиновны в спектакле «Где ты был, Лопотухин?» по А. Хмелику нужны были совсем иные краски, и они тоже нашлись в актерском арсенале Шариповой.
И были, конечно же, сказки! Кого только не переиграла актриса — здесь и коварная Жавотта из «Хрустального башмачка»Т. Габбе, и нежная Радушка из волшебной сказки «Где ж ты, Радушка?» И. Феоны, и глупая Капа из «Аленького цветочка» С. Аксакова!
Аллия Хайдаровна играла в сказках и будучи уже в солидном возрасте. Забавным и мудрым был ее Мышонок Паскаль в сказке «Все мыши любят сыр»! Уморительно смешной, хулиганистой была продавщица Тетя Шура в комедии-игре «Детектив на перекрестке»! А за одну из своих последних актерских работ — роль Пограничницы в сказке «ДПЗ‑3 Д» она и вовсе была отмечена премией уфимского журналистского сообщества «За лучшую эпизодическую роль сезона».
Аллия Шарипова действительно была мастером эпизода! Она умела не просто создавать колоритных персонажей в разножанровых постановках, но меняться до неузнаваемости в пределах одного спектакля. В притче «Кавказский меловой круг» Б. Брехта она появлялась в череде сцен. Вот она Нищенка — в лохмотьях, стоя на коленях, тянет пасхальное яйцо Губернатору, в надежде на милостыню. А вот — страшная, бессердечная Маро, бросающая новорожденного губернаторского сына на верную гибель. Вот она в когорте горемык-контрабандистов, укутанная с головы до ног, с тяжелым, больше нее самой мешком, пробирается через горный перевал. А через несколько минут сценического времени — она чинная, суровая свекровь, безжалостно, сухо осматривающая купленную невесту…
Госпожа Уиллард в «Нашем городке» Т. Уайлдера, Арина Галчиха в «Без вины виноватых» А. Н. Островского, Устинья Наумовна в «Петербургских квартирах» Ф. Кони, Госпожа де Сотанвиль в мольеровской комедии «Жорж Данден, или Одураченный муж» и многие-многие другие небольшие роли, иные из которых, как говорили в старом театре, были даже «без ниточки» (один листочек текста сшивать было не нужно) — а сколько сценических жизней, прожитых актрисой так, что по штрихам, по деталям зритель читал всю судьбу героев!
Одной из серьезных драматических ролей стала роль Марии в драме хорватского драматурга М. Матишича «Женщина без тела». Камерная сцена, на которой шел этот непростой спектакль требовал сильнейших душевных затрат!
А вот комедия «Squat, или Парижская «коммуна» Ж.-М. Шевре была настоящим праздником! Обаяние, темперамент, искренность Аллии Хайдаровны точно «работали» на образ дотошной, исполнительной, всезнающей консьержки — хранительницы тайн, благополучия и покоя жильцов дома, котором она служит. Строгий костюм, элегантная шляпка — настоящая парижанка, она вдруг абсолютно теряла выдержку и была полностью обескуражена собственной оплошностью — появлением в доме непрошеных жильцов. И это она, с ее-то опытом, проморгала, недосмотрела!.. Актерский ансамбль трех опытнейших актрис — Галины Мидзяевой, Светланы Акимовой, Аллии Шариповой и театральной молодежи дарил зрителям самые радостные эмоции.
Человеческая природная скромность, удивительное чувство партнера, уважение и любовь к зрителю — все это было присуще Аллие Хайдаровне в полной мере. Потому так любили ее коллеги, с огромным теплом относились к ней молодые актеры, чувствовавшие ее искреннюю заботу, готовность помочь, поддержать, выслушать…
Театр стал ее судьбой, в которой были и успехи, были и огорчения… Наверное, не все, о чем мечталось, удалось сыграть… Но она относилась к Театру как к Храму, где не нужно просить многого, где нужно уметь ждать и любить…

Автор:Любовь Нечаева