Все новости
Театр
23 Сентября , 23:22

Бессмысленный и беспощадный

«Не приведи бог видеть русский бунт — бессмысленный и беспощадный!» Эти слова не произносятся в премьере Национального молодежного театра РБ имени Мустая Карима «Капитанская дочка», однако подразумеваются и проходят красной линией (иногда, в буквальном смысле) через всю постановку в жанре «Дознание в одном действии». Автор инсценировки, известный драматург Владимир Жеребцов, помимо задачи максимально придать динамику каноническому пушкинскому тексту, сделал все возможное, чтобы происходящее на сцене не стало его иллюстрацией. Что совершенно недопустимо для такого, почти сакрального для русскоязычного читателя, романа. Рассказывает режиссер-постановщик Искандер Сакаев, хорошо знакомый уфимскому зрителю, живущий и работающий сейчас в Санкт-Петербурге, художественный руководитель Камерного драматического театра «Левендаль».

Бессмысленный и беспощадный

Автор — Элла Молочковецкая

 

«Не приведи бог видеть русский бунт — бессмысленный и беспощадный!» Эти слова не произносятся в премьере Национального молодежного театра РБ имени Мустая Карима «Капитанская дочка», однако подразумеваются и проходят красной линией (иногда, в буквальном смысле) через всю постановку в жанре «Дознание в одном действии». Автор инсценировки, известный драматург Владимир Жеребцов, помимо задачи максимально придать динамику каноническому пушкинскому тексту, сделал все возможное, чтобы происходящее на сцене не стало его иллюстрацией. Что совершенно недопустимо для такого, почти сакрального для русскоязычного читателя, романа. Рассказывает режиссер-постановщик Искандер Сакаев, хорошо знакомый уфимскому зрителю, живущий и работающий сейчас в Санкт-Петербурге, художественный руководитель Камерного драматического театра «Левендаль».

— Изначально была установка сделать спектакль по русской классике, чтобы это совпадало с тематикой Молодежного театра и было «вывозимым», то есть, можно было потом вывезти куда-то, показать. Нужно было создать качественный продукт, и, вспоминая мою первую постановку на Малой сцене Молодежного театра — «Графа Нулина» Александра Сергеевича, не хотелось понижать планку, брать заведомо плохой или средний материал. Думаю, «Капитанская дочка» — вполне академическая работа, просто, небытовая, нереалистичная, вполне жизнеподобная, но не житейская. То есть, извлекается некая квинтэссенция Пушкина. Володя Жеребцов — талантливый инсценировщик. Не так давно мы работали с ним в Нижнем Новгороде, получился успешный опыт совместной работы над спектаклем «Господа Головлевы», — и с художественной, и с человеческой, и с профессиональной точки зрения. С Володей удобно работать, он делает нелитературоцентричный материал, в отличие от многих других. Он именно драматург. Нашей задачей было максимально приблизиться к Пушкину, потому что перенести на сцену материал совсем без потерь было невозможно. Наталья Кузнецова — главный художник в театре «Левендаль», совмещает три позиции, будучи дипломированным специалистом по всем ним: художник-постановщик, художник по костюмам и художник по свету. А композитор Владислав Колчин родом из Уфы, довольно давно уехавший в Питер. Он джазмен; тот человек, который «запустил в космос» Земфиру, приведя ее в серьезную музыку. Кстати, он и писатель, довольно известный в Петербурге. Вся музыка в спектакле — его. Хореографии, как таковой, в постановке нет. Есть пластика, педагогом по которой являюсь, собственно, я. Что касается молодых героев спектакля, то Дмитрий Гусев, который играет Петра Гринева — очень хороший актер, реально сильный, с мощной творческой «пружиной». Он из тех артистов, с которыми приятно существовать во взаимодействии, в художественном обмене. Для Эвелины Завричко роль Марии Мироновой — дебют на большой сцене. Конечно, вначале все было довольно нервно, но затем отлично выправилось. Очень хорош актер Вадим Клысов. Он блистательно справился со своей задачей. У Вадима уникальное чутье сцены, потрясающая органика. В спектакле он играет немого башкира. И от него глаз не оторвать. Надеюсь, что этот спектакль будет определенным прорывом для театра, если все будет сыграно как задумано и если спектакль будет в дальнейшем в репертуаре.
Авторская трактовка «Капитанской дочки», в которой все темное в человеке предельно темно, а светлое — бело, подра­зумевает некую схематичность образов. Особенно потому, что зачастую появление на сцене героев — плод воспоминаний обессиленного юного Гринева, сидящего на допросе напротив вышедшего, словно из кошмаров 1937 года, капитана-дознавателя Александра Галахова (Ильяс Хасаншин). И все же, каковы они — пушкинские герои в новой постановке? Какими представляют их артисты, и какие задачи ставил перед ними режиссер? Об этом мы спросили у самих актеров.


Заслуженный артист РБ Салават Нурисламов (Емельян Пугачев):
— Мы долго думали с режиссером о личности Пугачева, я изучал его биографию, рылся в источниках. в итоге пришли к выводу, что он, прежде всего, человек: живой, здоровый, чувствующий и переживающий. Он — человек крайностей; очень остро и любит, и ненавидит. Просто в какой-то момент этот не самый плохой человек оказался не в том месте и не в то время. Мы назвали его «человек-стихия», как в стихотворении «Буря мглою небо кроет». Я рад, что удалось снова поработать с Искандером Сакаевым. У нас уже был опыт работы над спектаклем «Два письма» по Мустаю Кариму, затем «Дембельским поездом». Надеюсь, что третья работа будет еще лучше. Думаю, ключевой фразой для моего персонажа можно назвать: «Мне помилования не будет. Буду продолжать, как начал. Авось, и удастся! А там, как Бог даст».


Заслуженный артист РБ Дмитрий Гусев (Прапорщик Петр Гринев):
— Лично для меня Гринев — мальчик, который быстро повзрослел, не по своей воле выйдя из «зоны комфорта». Это человек, который «в детстве читал нужные книжки» (как поёт Высоцкий). Ради любви (и не только к Маше, но и к Пугачёву) он готов на все. Для прапорщика Петра Гринева долг, честь, любовь — не просто слова…
Елизавета Набиева (Василиса Егоровна Миронова, попадья, императрица):
— Все три образа предложил Искандер Сакаев. В процессе работы над императрицей Екатериной я нашла для нее небольшой акцент. Этого оказалось недостаточно, Искандер настоял на том, чтобы акцент был более явным. Я продолжала искать до тех пор, пока режиссер не остановил и не сказал: «Вот теперь достаточно!». Василиса Егоровна была полностью моя, такой собирательный пушкинский образ, в котором можно было бы узнать даже Арину Родионовну. Что касается попадьи, то здесь была поставлена задача искать говор, явное отличие от других персонажей. Помню, я пришла на репетицию усталой, и начала небрежно говорить текст. И тогда Сакаев отметил: «В этом что-то есть!» Так, спонтанно, получилась последняя сцена. Вообще, режиссер пришел на площадку с абсолютно готовым материалом и только показывал нам, в какую сторону двигаться.


Эвелина Завричко (Мария Миронова):
— Для меня Маша — очень робкая девушка, нежная, домашняя, скромная. Для нее крепость — родной дом, а для таких, как Швабрин — место ссылки. Очевидно, что в таком обществе не очень уютно юной дочери капитана. Ее до сих пор пугают даже мирные выстрелы из пушек. Режиссер выстраивал моего персонажа, как запуганную лань, которая ничего не решает в своей жизни. Однако обстоятельства вынудили ее вырасти как личность и стать сильнее. Она уже не плывет по течению, а начинает бороться за счастье и за любовь. Когда Маша говорит с императрицей, уже совсем по-другому ощущает себя. Она сама идет спасать любимого от каторги.
«Береги честь смолоду» — еще один «слоган» пушкинского произведения. Будем надеяться, что юное поколение, на которое и задуман спектакль, «считают» этот смысл и сделают его руководством к действию.

Автор:Любовь Нечаева