Все новости
Театр
20 Марта , 14:55

Найти свой театр

В недавней премьере «Манюня» Театра юного зрителя г. Уфы актёр Михаил Ушаков сыграл роль Ба. Возможно, этот собирательный образ обаятельной, противоречивой и такой знакомой для всех бабушки оказался настолько правдивым не только из-за большого природного дарования и профессионализма артиста, но и благодаря его необычной и пестрой биографии? Об этом мы решили узнать у него самого.

Найти свой театр
Найти свой театр

Автор — Элла Молочковецкая

 

В недавней премьере «Манюня» Театра юного зрителя г. Уфы актёр Михаил Ушаков сыграл роль Ба. Возможно, этот собирательный образ обаятельной, противоречивой и такой знакомой для всех бабушки оказался настолько правдивым не только из-за большого природного дарования и профессионализма артиста, но и благодаря его необычной и пестрой биографии? Об этом мы решили узнать у него самого.

— Вы родились в городе Анадырь на Чукотке. У нас это место представляется суровым краем, где живут, в основном, полярники. Кем работали ваши родители?
— Отец был прорабом в Анадырском морском торговом порту. А мама сначала трудилась кондитером, а потом работала бухгалтером в нескольких бюджетных организациях, таких, как горисполком, окружная больница, Дворец детского и юношеского творчества. В общем, перешла из кондитерского цеха в бухгалтерский.
Детство оказалось заполнено яркими эпизодами, потому что Анадырь всё-таки — дикий край. Один случай это демонстрирует. Мы пошли кататься на лыжах на лиман реки Анадыри. А он у нас широкий — 3,5 км. Пошёл снег, да такой, что на обратном пути мы чуть было не прошли мимо города и не попали в открытое море. Совершенно случайно сквозь пелену снега увидели башенные краны морского порта.
— Увлечение театром началось уже в детстве? Была ли возможность заниматься в театральных кружках или студиях?
— Да. Как любого нормального ребенка с первого класса меня определили в музыкальную школу на класс фортепиано. Я успешно сдал вступительные экзамены и начал заниматься. Но где-то в середине сентября из нашего большого красивого Дворца пионеров, на строительство которого в своё время вся страна собирала деньги, в школу пришли педагоги. Ходили по классам и набирали себе учеников в разные кружки. В том числе пришла Нина Владимировна Капелиович. Она вела кружок «Музыкальный театр», который позже получил звание Образцового детского музыкального театра. Нина Владимировна рассказала о своей театральной студии, и я тут же, первым в классе, поднял руку и записался туда. Когда учился в третьем классе, понял, что у меня ничего не получается с музыкалкой: не хотелось ни ходить туда, ни заниматься. Тогда родители предоставили выбор между музыкальной школой и театральным кружком. И я, конечно, выбрал музыкальный театр, в котором счастливо занимался еще четыре года по окончании общеобразовательной школы.
— Вы окончили театральный факультет Хабаровского института культуры. Расскажите, пожалуйста, почему выбрали именно это театральное учебное заведение?
— После окончания школы я поехал поступать в Воронежский государственный институт искусств. Поскольку учиться, в принципе, не хотелось, ехал почти неподготовленным. И логично было, что не поступил. Вернулся обратно в Анадырь, четыре года работал в разных местах, никак не связанных с театром. И, как уже говорил, продолжал заниматься в театральном кружке.
Когда поехал поступать в Хабаровск, в отличие от первой попытки, был полностью подготовлен. У меня даже было рекомендательное письмо от Управления образования. Они заверяли, что, если я не поступлю на бюджет, Чукотский автономный округ оплатит моё обучение с тем, чтобы по окончании учёбы, я вернулся и продолжил работу в той же театральной студии. Но случилось так, что я поступил самостоятельно на режиссерское отделение. На третьем курсе меня взяли работать артистом в Хабаровский краевой музыкальный театр. Я перевёлся на актёрское отделение и окончил институт уже как актёр театра драмы и кино.
— Какой была ваша учеба?
— Учеба давалась сложно. В институт мы приезжали к восьми утра, а возвращались часов в 11 вечера. И так каждый день. С этюдами особых проблем не было, я в этом плане приехал подготовленным. Художественным руководителем курса был Николай Филиппович Щербина. Заслуженный деятель искусств, лауреат международных театральных фестивалей, академик МАИ, профессор, он тогда работал ректором Хабаровского института культуры. Основным педагогом у нас был Владимир Игнатьевич Павленко, к сожалению, уже ушедший из жизни. Это по-настоящему великий артист, ни разу не стоявший на сцене. Он всю жизнь преподавал мастерство актёра, был заведующим кафедрой. Ещё один прекрасный педагог — Наталья Владимировна Москвитина. Она преподавала сценическую речь и была ученицей Владимира Игнатьевича. Мы учились у серьезного сильного преподавательского состава.
— Вы сказали о том, что поступили на работу в Хабаровский краевой музыкальный театр, еще будучи студентом. Основу репертуара этого театра составляют музыкальные комедии. Нужно ли было для работы в театре получать какие-то дополнительные знания в области музыки, пения или танца?
— Благодаря тому, что я занимался в детском музыкальном театре, с вокалом вопросов не было. Другое дело, что у меня не было как такового музыкального образования. И, по пришествии в театр, все поручаемые музыкальные партии я учил не по нотам, а на слух. У меня неплохая музыкальная память, что позволяло держать в уме массу материала. Так что все складывалось хорошо.
— Вы служили в Хабаровском краевом музыкальном театре 14 лет. Какие были роли, в каких спектаклях вы участвовали?
— Ролей было очень много, я плотно был занят в репертуаре. Если мы выезжали на гастроли, то в месяц играл до 50‑ти спектаклей. Партии самые разные: и Попандопуло в «Свадьбе в Малиновке», и Удо фон Штерцель в оперетте Кальмана «Голландочка». И ротмистр Ронсдорф в «Сильве» Имре Кальмана. То есть, в основном характерные роли в опереточном репертуаре. Я понимал, что это — моё.
— Вы приехали в Уфу в 2013‑м году «по семейным обстоятельствам». Какие были первые впечатления от столицы Башкортостана?
— Моя супруга, музыкант симфонического оркестра, гобоистка, приехала в Хабаровск из Башкортостана на работу по приглашению Хабаровского симфонического оркестра. Ей предоставили комнату в общежитии, в котором обитал и я. Так мы и познакомились, полюбили друг друга, родили сына и переехали в Уфу. Мне очень нравится этот город и республика в целом. Ощущаю себя как дома: комфортно и уютно.
— Я знаю, что в Уфе не сразу получилось найти свой театр. Вам пришлось освоить несколько новых специальностей.
— Да, что поделаешь, жизнь заставила. Я освоил профессию водителя трамвая. Год водил это транспортное средство здесь, а потом полгода проработал в Казани. Но, как говорится, не задалось. Вернувшись, я понял, что нужно пытаться продолжать служить искусству.
— Как вы вышли на ТЮЗ? Вас пригласил еще Юрий Михайлович Карманов?
— Я знал, что в Уфе есть такой театр, но даже не предполагал, что судьба свяжет меня с Театром юного зрителя. Однако решил попробовать. И, когда впервые пришел в ТЮЗ, в зале сидели двое: директор и основатель театра Юрий Михайлович Карманов и художественный руководитель Полина Анатольевна Шабаева. Юрий Михайлович сразу сказал, что берёт меня в театр — безо всяких прослушиваний и «вступительных экзаменов». Показал на сцену — там стояли три двери, выгородка к постановке «Министерша». Он сказал: «Вот этот спектакль и будешь учить». И так всё и пошло.
— Вы плотно заняты в репертуаре театра. Скажите, а какие работы считаете своей удачей?
— Пока не говорю о «Манюне», потому что это стопроцентная удача. Могу назвать ещё своего Медведя в спектакле «Маленький Дед Мороз». А в принципе, всё неплохо получилось: Доктор Нинкович в «Министерше», Илья Муромец в спектакле «До третьих петухов», Соловей в сказке «Как Баба-Яга Соловья-разбойника женила», да и пират Джоб Эндерсон в «Острове Сокровищ».
— На меня произвела неизгладимое впечатление ваша Ба из недавней премьеры «Манюня». Скажите, пожалуйста, какие задачи ставила перед вами режиссёр Полина Шабаева? Возможно, у бабушки в вашем исполнении был какой-то реальный прообраз?
— Прообраза как такового не было. Возможно, есть некоторое влияние того, как Светлана Крючкова сыграла в фильме «Ликвидация». Думаю, роль Ба рождалась сама, а режиссёр направляла это движение в нужное русло. Какая моя Ба? Прежде всего, живая. Она реагирует на то, что происходит вокруг, очень по-своему, но весьма по-человечески. В ней кипят всевозможные эмоции: она и строгая, и весёлая, и нежная, и юморная, и заботливая, и деспотичная, и сердобольная…
— Слышала, что среди ваших талантов есть ещё один: вы очень вкусно готовите. Специально обучались? И, вроде бы, даже пришлось поработать по этой специальности?
— Да. Помимо того, что мама была поваром-кондитером, и дома в выходные всегда что-то выпекалось, когда я окончил школу, и у нас была профориентация, я обучался на поварских курсах, получив в итоге 3‑й разряд. Потом одним из мест работы в Анадыре была школьная столовая. Мало того, я съездил на курсы повышения квалификации, и стал поваром 4‑го разряда. Так что у меня получается готовить вкусно и качественно. Когда приехал в Уфу, первым местом службы был ресторан, где я работал поваром-сушистом.
— Кстати, Ба в спектакле «Манюня» очень вкусно готовит, об этом неоднократно упоминается. И у зрителей есть возможность попробовать ваш яблочный пирог.
— Не всегда мой, потому что пирог этот готовят к разным спектаклям разные артисты. Но иногда да, выпадает делать его и мне.

Найти свой театр
Найти свой театр
Автор:Любовь Нечаева
Читайте нас в