Все новости
Театр
27 Июня , 14:25

Тело, знаки, вертикаль, давайте без страха

«Дневник. Пара фраз» – так был обозначен общий замысел ежегодного отчётного концерта этого сезона народного театра танца «Ренессанс». Со сцены ГКЗ «Башкортостан» дневниковые записи доверчиво раскрывали зрителю взрослые и совсем юные танцоры. Где-то крупным, размашистым, где-то бисерно-въедливым почерком, ломая ритм, с волнением перебирая шрифты, обрывая строчки, что-то обводя маркером и, наконец, по вертикали: «мы ищем в движениях новизну, искру и авторское выражение мысли» (текст из программки).

Тело, знаки, вертикаль, давайте без страха
Тело, знаки, вертикаль, давайте без страха

Автор — Ольга Даукаева

 

«Дневник. Пара фраз» – так был обозначен общий замысел ежегодного отчётного концерта этого сезона народного театра танца «Ренессанс». Со сцены ГКЗ «Башкортостан» дневниковые записи доверчиво раскрывали зрителю взрослые и совсем юные танцоры. Где-то крупным, размашистым, где-то бисерно-въедливым почерком, ломая ритм, с волнением перебирая шрифты, обрывая строчки, что-то обводя маркером и, наконец, по вертикали: «мы ищем в движениях новизну, искру и авторское выражение мысли» (текст из программки).

I отделение. Спектакль. Впечатления. Отчётливо
Рояль.
Чего я хотела?
Аскетично в ноты, фонари, много нот,
пианист. Что?
Цветно, в просвет между пальцев.
Цокает. Заумь.
Тело, читаю каждого..
В ум выдох, музыка не навязывает,
витальность.
Пусть, чтобы это не заканчивалось!
Сильные в тишине... Рулетка, нет...
Выдаю без редактуры. Честно, такая текстовая запись получилась в первой части отчётного концерта. Спектакль-фантазия «Желания нет препятствия» в заметках телефона теперь щедро раздает свои фрагменты — куски гранита, удочки, тюльпаны, части бездны, хлопки, шёпот, крик и откровения, ОТКРОВЕНИЯ.. На сцене ГКЗ развернулось эстетическое кружево, с одной стороны прозрачно-проникновенное, с другой — наполненное разнообразными хореографическими формами, выразительным пластическим языком, серьёзно разработанной системой метафор, драматизмом.
Пересобрать историю часового спектакля в современном танце непросто, знатоки поймут. В системе танцспектакля постановщики довольно часто не заимствуют уже существующий драматический материал, а идут от point zero. Авторы полностью создают, в каком то смысле, свою «необъективную» реальность, свой вокабуляр времени, акустики, гравитации, что в этом мире важно и почему он такой.
Здесь пространство — это музыка, сквозной персонаж — пианист, который как бы по наитию в течение спектакля соберёт (или создаст), а в финале исполнит барочный кристалл — прелюдию C‑dur из ХТК Баха. Будет Девушка в чёрном, с текстами и вопросами: «как мы становимся заложниками своего «хочу» и куда приводят наши желания?», на которые раз за разом будет искать ответы Героиня (Миланья Китаева). Двое в тёмных костюмах, формально-незаметные, постепенно становятся знаками, меняющими пространство (картина с удочками и зрительным залом, трио с Героиней) — «ловцы снов», «хранители судьбы»? С их появлением напряжение нарастает, приводя к сильнейшему эпизоду с очень интересной хореографией на музыку Моцарта («Реквием», Lacrimosa).
Полифонические приемы пронизывают все уровни танцевальных структур. Дробление пространства сцены, слои звуковой фактуры (супер-эпизод, где артисты сами звучат) создают мир, где нет вторичного, где всё главное и всё важно. Удивительно, найдено очень точное существование и других исполнителей, создается ощущение абсолютной свободы в мире, ими же созданном. Их образ — человек без страха, его чувства и смех никогда не могут быть подвергнуты сомнению. Их мир — только творчество.
«Тот, кто посмотрит на раскрывшийся бутон тюльпана, обретёт счастье» — так говорили на Востоке. Тюльпаны живут в этом спектакле с музыкой Armand Amar и Yiruma, их немного, они покачиваются на удочках в руках «хранителей снов», молчаливо стекают по мультимедийному панно, вопросы не перестают звучать.
Андрей Сорокин — руководитель театра, солист-исполнитель и хореограф-постановщик «Желания нет препятствия».
— Как шла работа над спектаклем?
— Дистанционно, во время пандемии, в тот момент, когда все сидели по домам. Это и определило жанр — фантазия. Фантазией на тот момент было всё. И то, что спектакль сделать получится, и то, что все участники проекта фантазировали дистанционно. Было множество вариантов, изначально даже другое название. Наверное, эта часть дистанционной проработки и была увлекательной в том плане, что в наших фантазиях спектакль пережил множество стадий. Потом, когда мы вышли в зал и смогли что-то попробовать, поняли, что снова в начале пути. Стали работать этюдами, заново двигать историю.
— Да... Уникальное время, уникальные сложности, особенно для людей, связанных с движением. Сочиняя спектакль на «удаленке», ты сразу почувствовал, какая будет форма высказывания?
— Спектакль задумывался для камерной сцены. Хотелось вовлечь зрителя в визуальном, шумовом, в каком-то непосредственном контакте. Но постепенно он стал более иллюстративным и, может быть, метафоричным. Эти метафоры захватывали, уводили от общей истории, закреплялись отдельными визуальными пятнами. Мы вывели спектакль на большую сцену. Изначально нам казалось, что необходимо камерное состояние, теперь сцена диктовала свои условия и повлияла на изменения.
— Скажешь несколько слов об исполнителях?
— В этот раз заново обновился состав. Кстати, спектакль очень сильно опирался на мысли и возможности наших выпускников. Могу сказать так: ребята были основными мотиваторами. Многие эпизоды выросли непосредственно из их идей. Когда в конце прошлого сезона спектакль уже был сыгран на малой сцене трижды, эти ребята ушли и появились новые. В течение года мы несколько раз пытались к нему вернуться, но из-за обновления состава опять возвращались к началу и заново продумывали нюансы.
— Судьба пластического спектакля в сфере авторской хореографии, к сожалению, зыбкая, мимолетная, можешь опровергнуть?
— Этот спектакль один из немногих, который нам удалось показать несколько раз и в разных его вариациях. До этого в театре танца «Ренессанс» так же были пластические и хореографические спектакли, но, к сожалению, у них не было такой длинной жизни, наверное, за исключением «Как в море корабли». «Желания нет препятствия» также оказался долгожителем в нашем коллективе. И это очень приятно, когда спектакли имеют возможность хоть на какое-то время стать репертуаром коллектива. Ведь в нём заложено очень много наших сил и важно, что зритель это поддерживает.
II отделение. Содружество. Тепло. Незапертый лифт
Своего рода превью — «Пролог», а вслед за ним очаровательный, немного печальный «Дневник. Пара фраз» с музыкой Emilie Simon открыли вторую часть вечера. Зрителям представили хореографические номера в исполнении практически всех участников НТТ «Ренессанс».
Миниатюры «Оглянуться и «Как в цирке» — совсем юные воспитанники. Старшие составы серьёзно заявили о себе в работах — соло «Родная душа», «Большой белый ящик», «Что-то не так», «Пойду плясать». Дуэт «Омут» — самостоятельная постановочная заявка Лилии Галимьяновой и Арины Завитаевой.
Над выступлением среднего состава — «Между строк», «На ниточке», «Платформа 9  3/4» — работала педагог и хореограф театра, эксцентричная, творческая и просто яркая Ольга Курбатова.
Постановка Зарины Кинзиной — экс-солистки и педагога «Ренессанса», независимого хореографа, руководителя «Another dance company» — «Книга мира» — пример балетмейстерского искусства, высокой профессиональной эрудиции, технически сложной и яркой, индивидуальной лексики. Какова предельно допустимая дистанция между пространством внутри личности и пространством за его пределами? Насколько способность слышать друг друга может растворять, растушевывать квинтэссенцию абсурда? Какова роль тела в конструировании смысла? Всматриваясь в «Книгу мира», ясно, что этот мир самодостаточен, у него уже есть ответы, надо прочитать..
Кто увидит эту теплую, с большим художественным вкусом, трогательную работу — «Дневник. Пара фраз», сразу откроет главный секрет постановщика, основателя и художественного руководителя НТТ «Ренессанс» Александра Родионова. Лауреат, обладатель Гран-при различных конкурсов, Сан Саныч, так его называют практически все. Востребованный хореограф-постановщик в сфере драматического театра, среди которых НМТ им. М. Карима, БАТД им. М. Гафури, сибайский театр «Сулпан», многочисленные творческие проекты в Башкирской государственной филармонии им. Х. Ахметова. Выпускники его театра продолжают исполнительскую карьеру в труппах ГАРДТ, Балет — Москва..
— Саша, то, чем ты занимаешься, охватывает практически все сферы, где может жить танец. скажи, а что больше всего тебя увлекает или приводит к мысли «да, ради этого стоило»?
— Горжусь тем, что являюсь наставником и, наверное, вдохновителем, для каждого участника театра. Очень рад успехам своих воспитанников, особенно тех, кто связывает себя с миром искусства во всех его красках, направлениях. Мои мечты и цели реализуются в моих учениках. В этом счастье. Для меня важно создать такие возможности, при которых они максимально раскроются, другими словами, что бы двери лифта были открыты.. по вертикали вверх.
— Три поколения учеников, огромное количество лабораторий, фестивалей. в течение времени менялась художественная концепция коллектива?
— Конечно, но одно было неизменным — творческая семья. Вместе с этим всегда вёл театр к большим формам. Первые спектакли в «Ренессансе» были созданы моими же учениками Зариной Кинзиной, Андреем Сорокиным, Валерой Мустафиным, Алисой Черепановой, Азаматом Ишкиным.
Театр «Ренессанс» постоянно в пути, в движении к внутреннему эксперименту. Отчётливо. Интересно наблюдать. Они разные, вовлеченные. Они всегда рядом. Всегда вертикаль.

Тело, знаки, вертикаль, давайте без страха
Тело, знаки, вертикаль, давайте без страха
Тело, знаки, вертикаль, давайте без страха
Автор:Любовь Нечаева
Читайте нас в