Все новости
Театр
25 Июля , 01:08

Далёко, далёко за морем

Первые строчки песенки из фильма «Золотой ключик» 1939‑го года не случайно вынесены в заголовок этой статьи. Именно они становятся рефреном нового спектакля Государственного академического русского драматического театра РБ – водевиля «Вредный элемент» по пьесе Василия Шкваркина. И, хотя в премьере много самостоятельной музыки Владимира Брусса, старая песня о заветной дверце дает ключ к расшифровке этой, вроде бы, незамысловатой истории.

Далёко, далёко за морем
Далёко, далёко за морем

Автор — Элла Молочковецкая

 

Первые строчки песенки из фильма «Золотой ключик» 1939‑го года не случайно вынесены в заголовок этой статьи. Именно они становятся рефреном нового спектакля Государственного академического русского драматического театра РБ – водевиля «Вредный элемент» по пьесе Василия Шкваркина. И, хотя в премьере много самостоятельной музыки Владимира Брусса, старая песня о заветной дверце дает ключ к расшифровке этой, вроде бы, незамысловатой истории.

Впервые отрывок из будущего спектакля был показан молодым режиссёром Тимуром Куловым в Русском драмтеатре в 2021 году в рамках Творческой лаборатории современной режиссуры и драматургии «Свой путь». И хотя этот весьма характерный фрагмент вызвал гомерический хохот зрителей и титулованного московского критика Ирины Алпатовой, ничто не предвещало, что постановка превратится в водевиль. Ибо даже вкратце задел звучит не очень оптимистично: «… Безработный актер Щукин, его дочь Лида и молодой писатель Травлин переживают непростые времена: нет денег, нет ролей, не рождается новый сюжет. И вот в их квартире появляется «коммерсант новейшей формации» Наважин…».
Однако, забегая вперёд, скажу, что все получилось, и новый водевиль в его гордом смысле должен занять хорошее место в репертуаре театра. Режиссёр-постановщик взял в качестве драматургической основы, казалось бы, малознакомый театральной общественности материал. Если комедия Шкваркина «Чужой ребёнок» достаточно часто гостила на советских сценах, то написанный в 1927 году «Вредный элемент» был незаслуженно забыт. Есть в этой пьесе нечто, напоминающее «Самоубийцу» Николая Эрдмана, и оттого, видимо, признанное не то что опасным, а неудобным для советской власти. Тем более что в ней дается описание одного из немногочисленных «свободных» промежутков в истории советского государства — периода НЭПа.
Художник-постановщик Николь Кламперт в первой сцене, происходящей в комнатке актёра Щукина (нар. артист РБ Тимур Гарипов) показывает минималистический быт, буквально несколькими мазками. Жёсткая, как камень, кровать с клетчатым одеялом, на которой неуютно свернулся главный герой. Непонятная вставная конструкция со шторкой с надписью «Не входить» потом окажется, что это творческая мастерская писателя Травлина (Александр Степанов). Стол да окно в тоскливый новый день. Но в углу комнаты стоит вместительный сундук, который будет полон разным содержимым и многими возможностями. Чтобы показать, что это коммунальная квартира, в коридоре анфиладой, уходящей в бесконечность, тянутся двери соседей, среди которых обшарпанная — с надписью «Маня».
Начало спектакля, где безработному актеру чудятся всякие ужасы, включая невидимого, но страшного клопа, и выглядящее, как фокус, раздвоение личности, быстро сменяется деловитой суетой московского утра. В него с присущей жанру бодростью буквально врывается бывший коллега Щукина актёр Надрыв‑Вечерний (засл. артист РФ, нар. артист РБ Валерий Малюшин). Затем появляется уже упомянутая Маня — пикантная дама свободной профессии (Александрина Баландина), не без артистических замашек. И, наконец, оставшемуся без творческого самовыражения Щукину приходит в голову идея разыграть общественность. С этого момента начинает раскручиваться свойственный водевилю калейдоскоп ситуаций — одна другой причудливее. Одно только появление родственной друг другу толпы бездомных под предводительством Бабушки (нар. артистка РБ Ольга Лопухова) распевающих эту самую «Далёко, далёко за морем…» чего стоит. Совсем из другого мира — нэпманов и нуворишей — приходит Наважин (Владимир Кузин). И, наконец, появляется самое разумное существо во всей этой истории — дочь Щукина по имени Лида (Дарья Толканева).
«Игорный дом На Мещанской» — неоновые буквы заманивают нас в кардинально иное пространство, соблазнительное и опасное, где шампанское льётся рекой, вдребезги Проигравшийся (Владислав Арсланов) вынужден заложить последнее, шикарный Крупье (Рустем Гайсин) объявляет ставки и, словно в «Маскараде» бросает в воздух карты. А дамы (нар. артистка РБ Ольга Лопухова, Олеся Шибко, Анна Коренько) ослепительно хороши, и даже, как говорится в «Кабаре», оркестр прекрасен. Кстати, Бобом Фоссом явно был вдохновлен не только первый хореографический номер облаченных в блестящие пух и перья танцоров (хореограф — Андрей За­островский), но и общая атмосфера этого порочного заведения. Все жесты и реакции служителей казино отточены и нацелены на то, чтобы в приятной обстановке обдирать как липку зазевавшихся дилетантов. Как же смешно реорганизуется оно при первых признаках опасности в нечто среднее между избой-читальней и домом политпросвещения!
Ещё большее насильственное преображение ждёт завсегдатаев этого места: помимо Наважина и достаточно случайно попавших в казино Щукина и Травлина, с карательной системой жёстко сталкиваются честный махинатор Столбик (засл. артист РБ Сергей Басов), похожий на урку Чубчик (Руслан Бельский), Крупье и близкий ему по духу Администратор казино (Руслан Катеринчук). Именно эта, наполненная отличными режиссёрскими находками сцена в тюрьме и была показана на лаборатории режиссуры год назад. Одна только наполненная тоской по творчеству реплика Щукина: «Репетиция?!!» вызывает хохот публики. И у всех остальных персонажей есть бенефисные выходы и монологи.
Что касается второго действия, то, по строго личному мнению автора статьи, исходя из логики повествования, можно было бы обойтись без него. Похоже, что Василий Васильевич Шкваркин, соскучившийся по классическим водевилям, просто немного актуализировал сюжетную канву, оставив все, чем славится этот жанр: и бедная девушка Лида, в силу обстоятельств и под давлением злодейки (Матильда Ивановна — Ирина Бусыгина) отправляющаяся к форменному людоеду; и влюбленный в неё юноша Травлин, готовый пожертвовать собой. И зажигательная пара расставшихся любовников (Инна Семёнова — засл. артистка РБ Татьяна Григорьева, Гравич — Антон Костин), высекающая искры страсти. И сплошные недоразумения и переодевания, и милая инженю кокет Тася (Юлия Тоненко). Даже зловредные Анна Михайловна (Олеся Шибко) и Сергей Семёнович (Павел Бельков), явно промышляющие подлыми делишками, но быстро выведенные на чистую воду, вписываются в этот рисунок.
Все сцены сделаны динамично, без малейших «провисов», но их слишком много. Как следствие, несколько финалов один другого лучше. И ещё один — в исполнении Человека театра (она же — Горничная, Бармен, Тюремный надзиратель — Дарья Филиппова).
Тем не менее, пирком да за свадебку (свадебки)! И — удачи новому большому спектаклю!

Далёко, далёко за морем
Далёко, далёко за морем
Автор:Любовь Нечаева
Читайте нас в