Все новости
Театр
31 Января , 15:01

Играем в Пушкина

Репертуар Национального молодёжного театра РБ им. Мустая Карима украсила премьера: волшебный по красоте спектакль «Играем Пушкина: Царевна-Лебедь». Впечатления от просмотра стали основой для вопросов, заданных режиссёру постановщику, народной артистке РБ Ольге Мусиной и художнику-постановщику, заслуженному деятелю искусств РБ Юлии Гилязовой.

Играем в Пушкина
Играем в Пушкина

Автор — Элла Молочковецкая

 

Первый вопрос к Ольге Мусиной: «Название спектакля «Играем Пушкина: Царевна-Лебедь» даёт сразу две «наводки» — о режиссёрской интерпретации произведения Пушкина в системе игрового театра и о том, что всё происходящее будет дано с точки зрения мифического персонажа, Царевны-Лебеди. Это так?»
— Причина изменения названия спектакля на самом деле очень простая. Уже приступив к работе — а работа, как правило, начинается в голове режиссёра, — мы узнали, что ТЮЗ планирует постановку той же Пушкинской сказки. Но в приближающуюся годовщину любимого классика не хотелось отказываться от такого благодатного материала, который к тому же хорошо расходился на труппу. Но и зрителя не хотелось отпугнуть одинаковым названием. Не все понимают, что одна сказка может быть прочитана совершенно по-разному. Вот и возникла идея поменять название спектакля. Конкурировать с Пушкиным в этом деле оказалось непросто. Единственный вариант, который показался симпатичным и отражал жанр спектакля: «Играем Пушкина: Царевна-Лебедь». Лебедь — самый сказочный персонаж во всей этой истории, олицетворяющий бескорыстную любовь и преданность. А жанр игрового театра развязывает руки постановщикам спектакля и актёрам в способе существования.
— Стихи «Сказки о царе Салтане…» стали каноничными, их знают наизусть практически все. Но лично я увидела такой способ подачи текста, что он временами кажется неузнаваемым. Как вы этого достигли?
— Понятно, что «Сказка о царе Салтане» не предназначалась Пушкиным для постановки в театре. Отсюда и сложности в подаче её как драматургического материала. Многие повторы пришлось сокращать, чтобы не ослабить внимание зрителя. Другой момент: когда актёры вкладывают свои подтексты в слова персонажей, они уже воспринимаются по-новому. И, конечно, эксперименты со словом тоже сыграли роль. Был долгий и непростой процесс поиска подачи знакомых всем строк.
— Минимализм в декорациях, когда создаётся светлое, лёгкое, воздушное пространство, фактически экран для проекции всего происходящего, — это ваше требование к художнику-постановщику или Юлия Гилязова сама определила пространство?
— Акцент на Царевне-Лебеди повлиял на весь стиль спектакля, на его особую нежно-лирическую интонацию. Мне кажется, что и Пушкин вложил эту ноту в своё произведение. Да и режиссёр — сама романтик, чего уж греха таить. Юля Гилязова очень удачно воплотила этот замысел. И очень творчески. Искала какие-то необычные технологии в отделке костюмов. Вообще, много было поиска. А когда в результате Светлана Насонова ещё и прекрасно осветила выстроенную декорацию и костюмы (благо, у театра появилась новая хорошая аппаратура), добавила дымку, то появилась настоящая сказочная и таинственная атмосфера. Важный элемент декорации — море. Оно действующее лицо спектакля. собственно, вся декорация и является этим морем. И даже спускающаяся качель, на которой взлетает Лебедь и которая выполняет функцию трона, решена в форме ладьи, плывущей по морю.
Юлия Гилязова:
— В сказке нет времени, поэтому можно делать всё, что хочешь. Кроме того, нет привязки по месту. Я изучала много  материалов по русским костюмам в разных областях. И нужно было создать компиляцию, чтобы костюмы стали «обобщённо-русскими». Например, первые из «гостей»-купцов решены, как поморы, с характерным говором и рыбинами в руках. (одни из самых колоритных персонажей постановки — «гости-господа», их поочерёдно играют заслуженный артист РБ Ренат Фатхиев, заслуженный артист РБ Дмитрий Гусев, Асхат Накиев, Владислав Нурисламов, Ильгизар Кудашев. Каждый раз они показаны представителями разных точек мира и снабжены соответствующими «дарами». Дмитрий Гусев в паре с Владиславом Нурисламовым играют в спектакле и одну из главных ролей — Князя Гвидона. В роли Царицы — заслуженная артистка РБ Светлана Бронникова, — примечание автора).
Не могу сказать, что костюмы мы делали идентичными, нужно было найти свой язык подачи, чтобы не казалось, что это конкурс фольклорных костюмов. Важной задачей была быстрая трансформация, чтобы одномоментно всё можно было переодеть. И, конечно, нужно было заложить присущий Пушкину тонкий юмор. С декорацией — сказочным безвременным пространством, в котором присутствуют все стихии, сразу всё решилось. А вот разработка костюмов заняла много времени. Была сделана масса эскизов разного направления: от гротесковой серии в духе Малевича до мысли, что спектакль должен быть ярким и праздничным. Отдельная история — с поиском материалов. В итоге вся цветная отделка к белым костюмам была сделана вручную. Освоили технику, называющуюся синель, при которой одна ткань накладывается на другую, всё это прорезается и прошивается. Изначальная мысль задействовать домоткачество наткнулась на преграды, и в итоге мы нашли кладезь в виде готовых тканых ковриков, которые перерабатывали под свои замыслы.
И снова вопросы к Ольге Мусиной: «Танцев в спектакле не так уж много, но пластика персонажей играет большую роль. Как вы взаимодействовали в этом плане с хореографом, заслуженным работником культуры РБ Александром Родионовым?»
— Сан Саныч — очень популярный хореограф, и был нарасхват в этот период. Поэтому, может быть, и танцев немного? Это, конечно, шутка. В танцах те же самые задачи лирического начала: в начале спектакля все героини появляются, как лебеди, плывущие по поверхности моря. Все они — потенциальные невесты. Актёры сами во многом искали пластику. Лебеди очень помогли крылья, которые дают нужный эффект, благо, обе исполнительницы этой роли грациозны и женственны. У Лебеди есть свита, которая важное участие принимает в создании волшебной атмосферы и также помогает усилить пластическую ткань спектакля. Купцы у нас тоже решены через пластику, костюмы и речевую характеристику. У нас три «бригады» купцов разных национальностей. Но все яркие и, по-моему, очень смешные.
— Царевну-Лебедь в очередь играют Юлия Абрарова и Эвелина Завричко. Я видела спектакль с Эвелиной. Мне она показалась такой Лебедью-подростком: весёлой, игривой, которая может стать другом Гвидону в разных забавах и розыгрышах. А какова Юлия? Вы специально взяли разных по характеру актрис на эту роль?
— Поначалу на роль Лебеди я планировала поставить только Юлю. Актриса голливудской красоты, прекрасно поющая, одарённая актёрски и очень трудолюбивая. Безусловно, она героиня сказки. Эвелина же предполагалась на роль ткачихи. Но в процессе репетиций мне показалось, что Эва для роли грубоватой девицы слишком нежная. И пластически, и голосово. Решила попробовать её ещё и на Царевну-Лебедь. И убедилась, что правильно сделала. К тому же она очень хорошо смотрелась с Владом Нурисламовым, который на тот момент репетировал Гвидона. Хотя Эвелина, как я поняла, была нацелена именно на характерную роль. Но с режиссёром не спорят. Вообще, у нас в театре много красивых актрис. Жаль, что нельзя занять всех. Я люблю работать с молодыми. Они ещё не избалованы ролями и успехом, что называется, в рот смотрят режиссёру. И жадные до работы. А для меня атмосфера доверия и готовности работать до последнего очень важна.
— Бабариха (заслуженная артистка РФ Людмила Воротникова, заслуженная артистка РБ Любовь Никитина), повариха (получившая в дни премьеры звание заслуженной артистки РБ Лада Николаева) и ткачиха (Элина Гарданова) составляют такой потешный «фольклорный ансамбль». Своими припевками и потешками они доводят до нервного срыва беднягу Царя Салтана (заслуженный артист РБ, лауреат Государственной молодежной премии им. Ш. Бабича Андрей Ганичев). Вы специально репетировали с ними эти «народные» номера?
— Такое поведение возникает из логики этих персонажей. Судя по тому, с каким упорством они избавлялись от Царицы, добиваться своего эти дамочки умеют. А жажда власти — это процесс, которым управлять трудно, как известно. Царь — «вдовец», аппетиты нашей троицы растут, и влиять на Царя можно, как оказалось. Вот и пытаются заставить себя полюбить изо всех сил. Но в сказке, как и в жизни, побеждает только настоящая любовь.
— Как составлялся саунд? Он сразу создаёт настроение спектакля, утихомиривает полный детишек зал, затем выделяет каждый смысловой фрагмент. Вы сами подбирали музыку?
— Музыка в спектакле для меня настолько важна, что я всегда её подбираю сама. Более того, именно найденная удачно мелодия определяет всю интонацию спектакля, диктует его настроение. Дальше идёт наращивание. Тут интуиция работает вовсю. «Тонны словесной руды единого слова ради», как сказал Маяковский. У меня это тонны музыкального материала. Музыка создаёт атмосферу, помогает выделить событие, вдохновляет актёров и зрителей. А самый главный компонент спектакля — артисты. Самая главная трудность и радость. Я благодарна своим актёрам. Они, может, не всегда понимая, куда я их веду, доверились мне. И, надеюсь, что я их не подвела.

Играем в Пушкина
Играем в Пушкина
Читайте нас в