Все новости
Вернисаж
27 Апреля 2020, 23:15

ВПЕРЁД К ДЕТСТВУ

Бывают времена, когда сон бежит от человека, когда мозг переполнен, мысли топчутся на месте или носятся по замкнутому кругу, а мир вокруг становится тусклым и неверным. В такие моменты вдруг приходит на помощь хорошая стопка… нет, я не о том. Стопка спасительной, ещё хорошей, но никому не нужной бумаги, мелованной и ватманской, которую жалко выбросить, ведь можно дать ей новую жизнь. Чистый лист — это всегда провокация, вызов. Много чистых листов — настойчивое приглашение к новому путешествию.

Автор — Эльвира Каримова
Бывают времена, когда сон бежит от человека, когда мозг переполнен, мысли топчутся на месте или носятся по замкнутому кругу, а мир вокруг становится тусклым и неверным. В такие моменты вдруг приходит на помощь хорошая стопка… нет, я не о том. Стопка спасительной, ещё хорошей, но никому не нужной бумаги, мелованной и ватманской, которую жалко выбросить, ведь можно дать ей новую жизнь. Чистый лист — это всегда провокация, вызов. Много чистых листов — настойчивое приглашение к новому путешествию.
Саша Соболев этот вызов принял, прямо ухватился за него и начал работать «стопками», «обрастать слоями». Из подручных материалов — масляные краски, из идей — уйти от себя прежнего. Испробовав новый для себя способ живописи маслом на грунтованной бумаге, он удивился прозрачности цвета и особой мягкости фактуры, вошёл во вкус и «натворил» несколько серий небольших картин — «Недетский альбом‑2»
Это началось ещё в 2014 году, когда стиль «амореализм» (термин А. Соболева) с его сарказмом и мрачной патетикой, занимавший Александра несколько лет, уже стал израстаться, изживать себя. Оказалось более невозможным цитировать однажды найденные приёмы. Желание найти себя нового, отказавшись от старых направлений и «штудий», естественным образом привело к детскому восприятию, когда обыденность наделена новыми смыслами.
О сюжетах этого альбома можно было бы сложить короткие рассказы, например, такие: «Саша закрыл дом и уехал далеко. Там было море». Зритель волен придумывать свои, ведь как раз такая конкретика была бы по душе самому художнику.
«Смотрел из моря ночью. Тихо. Вдали горы срослись бровями, за ними светится. Домишки обнялись во тьме. Это тайна, но её знают две пальмы. За пляжем мрак. Море ночью маленькое. Оно твоё».
Стиль «наив», или «инстинктивное искусство», или «неопримитивизм», хорошо описал искусствовед Алексей Лебедев: «Художник неловко выписывает детали, как бы не может отделить главное от второстепенного, но за этой неумелостью встаёт система мировидения, напрочь отметающая случайное, сиюминутное. Неискушённость оборачивается прозрением: желая поведать о частном, наивный художник рассказывает о неизменном, вечно сущем, незыблемом». Сам Александр называет картины «Недетского альбома» импровизациями «автоматического», или потокового письма, детской игрой с материалом и цветом, когда непроизвольно выплёскивается то, что давно лежало на душе, медленно варилось внутри. Из детского здесь, наверное, только форма. А из взрослого — сильное ощущение «потерянного рая», свойственное художникам этого стиля, чувство незащищённости в мире и от мира и… восхищение этим миром.