Все новости
Вернисаж
8 Июня , 12:10

«ВЕСНА НАД БЕЛОЙ» ДУХОВНОСТЬ КАК ТРАДИЦИЯ МАСТЕРСТВА

В Уфимской художественной галерее в рамках форума «Арт-Курултай» и Дня культуры состоялась Республиканская выставка «Духовность. Традиции. Мастерство». Три этих понятия крепко связаны между собой и вырастают друг из друга. Духовность нашей республике издавна отмеряна щедро – от лесостепей Мелеуза до гор Бурзяна и Кумертау, от южноуральских лесов и ишимбайских речушек, всего не перечтешь – по всем районам Башкирии всходят ее ростки, и дети растут на традициях, трансформируя и наполняя их. с годами прибывает мастерство, и вот уже молодые сами становятся мэтрами, и на подходе новое племя с новыми традициями и новой духовностью, новая «Весна над Белой». Интересно наблюдать за этим взаимопроникновением, за узами, связями и скрепами, за тем, что обычно называется «преемственностью поколений». Особенно когда они вот так запросто собираются вместе – по крайней мере три поколения наших художников, скульпторов, сценографов, мастеров ДПИ. Ведь «большая душа никогда не бывает одинокой» (Р. Роллан) Жаль, что в этот раз не встретились со многими любимыми. Но и то собрание, что было представлено, впечатляет. Замечательно, что картины свежие, все написаны в последние 2–3 года.

Автор — Эльвира Каримова

«Верность традициям – единственный шанс вернуть славное прошлое… его огонь, а не пепел»
Ю.Н. Харрари

В Уфимской художественной галерее в рамках форума «Арт-Курултай» и Дня культуры состоялась Республиканская выставка «Духовность. Традиции. Мастерство». Три этих понятия крепко связаны между собой и вырастают друг из друга. Духовность нашей республике издавна отмеряна щедро – от лесостепей Мелеуза до гор Бурзяна и Кумертау, от южноуральских лесов и ишимбайских речушек, всего не перечтешь – по всем районам Башкирии всходят ее ростки, и дети растут на традициях, трансформируя и наполняя их. с годами прибывает мастерство, и вот уже молодые сами становятся мэтрами, и на подходе новое племя с новыми традициями и новой духовностью, новая «Весна над Белой». Интересно наблюдать за этим взаимопроникновением, за узами, связями и скрепами, за тем, что обычно называется «преемственностью поколений». Особенно когда они вот так запросто собираются вместе – по крайней мере три поколения наших художников, скульпторов, сценографов, мастеров ДПИ. Ведь «большая душа никогда не бывает одинокой» (Р. Роллан) Жаль, что в этот раз не встретились со многими любимыми. Но и то собрание, что было представлено, впечатляет. Замечательно, что картины свежие, все написаны в последние 2–3 года.
Виктор Суздальцев и Владимир Панченко, Абдулла Абдулатипов, Риф Абдуллин, Григорий Загвоздкин и Хатип Фазылов, Анвар Кашаев, Рафаиль Бураканов и ещё с десяток выдающихся мастеров лирического пейзажа — это базовый элемент, «хлеб-соль» выставки. Пейзаж — это всегда концентрация духовного состояния, в нём слышны отзвуки легенд и традиций, но как по-разному они воплощаются! Пейзажи русского Севера в воздушных акварелях Л. Рахматуллиной и в батике О. Мартьяновой, ямальская серия С. Мухачевой, «Стрекозий день» нашей полосы Г. Гилязетдиновой, самые душевные уголки башкирской природы — «Сентябрь. Южный Урал» О. Литвиненко, «Первый снег в Карагаево» Ю. Басареева, «Утро. Уфа» Г. Голубева, пейзажи О. Винокуровой, А. Петрикова и Р. Ахметшина, тронутые первым морозцем пейзажи в акварелях Р. Абдуллина, пейзаж-«аэросъемка» «Третий Рим» Р. Миннебаева. Все эти художники относятся к младшим поколениям, вошедшим в неумолимую фазу зрелости, но продолжающих удивлять. Искусство символов, общечеловеческих и авторских, цветет здесь всеми цветами радуги. «Портрет молодого человека» и «Идущие» Айрата Терегулова, с его собственной праисторической мифологией и собственной портретной традицией; лучезарные явления на картинах Вагиза Шайхетдинова («Путешествия во времени», «Утренний кумыс»), жесткая аллегория Мишара Фельдери, художника «мягкого символизма», по его собственному определению; фантасмагории Дамира Ишемгулова и аллюзии Илдара Бикбулатова («Софьин сад»). Совсем новая традиция — мировой масочный режим и древняя мусульманская чадра стоят рядом на лаконично-строгой картине Р. Харисова «Локдаун». «Традиции — это иллюзия постоянства», — утверждал Эдмунд Гуссерль, и они нашли конкретное выражения в творчестве: традиции вешать лоскутки на одиноком дереве («Дерево надежд» И. Гильманова.); рушники «Славянской свадьбы» Е. Литвиненко, «Танец гусей» Ф. Шаймухаметова, другие картины. Сумрачные «Мифы праславян» О. Самосюк и «Красные камни. Иерусалим» Б. Самосюка; «Шурале» из «Лесных мелодий» Т. Масалимова и «Армянка» Л. Мкртчян, и еще много разных символических характеров с богатой историей и широкой географией. Наша художественная братия поистине многонациональна. Не в этом ли причина такого множества талантов?
Ветхий старец, ветеран войн зорко наблюдает из оклада окна («Олатай. Твое окно». А. Ишбердина), и его взгляд словно жжет огнем сквозь дымку лет. Он глядит на пересохший колодец («Заброшенный колодец» Р. Хуснутдинов), на амуницию молодого воина («Внук приехал» Р. Хабиров), и на теплую древесную прочность запертых ставней («Ставни II» С. Лебедянцев), и на едва уловимые очертания реальности в абстракции С. Игнатенко. Молодые соки постепенно вливаются в этот поток, неся собственные образы и символы («Керосиновые лампы» С. Тагировой, «Башкирская красавица» О. Глазьевой, деревянные водопады Р. Нигматуллина и хороводы летних лоскутков в патчворке «Здравствуй, лето» А. Нугумановой.), поэтические шифры филигранных эмалевых композиций Азамата Гилязетдинова («Сказание о 8 лунах», «Цветение папоротника»), и серебристая «Тишина» З. Галимовой, «Салават» Р. Магалимова и «Святая матрона» Р. Сайфуллина. Все вместе они составляют то обширное, богатое красками и настроениями полотно, что зовется современным изобразительным искусством республики. И кажется, что даже бронзовый Михаил Алексеевич Назаров (скульптор Вл. Лобанов), известный своей особой, строгой и взыскательной позицией в искусстве, смотрит благосклонно на это многоцветное и многоОбразное собрание, и в его загадочной полуулыбке больше одобрения, нежели иронии. Впрочем, он и при жизни был загадочен, не стараясь казаться таковым, как и водится у больших мастеров. Выставка получилась цельной и искренней, пронизанной огнем современности, а не только благородным пеплом предков.