Все новости
Вернисаж
4 Мая , 23:09

Преломление «Отражённого света»

В марте нынешнего года в уфимской галерее «Мирас» открылась выставка «Отражённый свет» Владимира и Анны Панченко – отца и дочери. Если Владимир Алексеевич принадлежит к плеяде классиков башкирской пейзажной живописи, то Анна во всех смыслах молодой художник, сравнительно недавно начавшая работать в технике керамики.

Преломление «Отражённого света»
Преломление «Отражённого света»

Автор — Хайдар Кульбарисов

 

В марте нынешнего года в уфимской галерее «Мирас» открылась выставка «Отражённый свет» Владимира и Анны Панченко – отца и дочери. Если Владимир Алексеевич принадлежит к плеяде классиков башкирской пейзажной живописи, то Анна во всех смыслах молодой художник, сравнительно недавно начавшая работать в технике керамики.

Итак, разные поколения, различные техники… Тем интереснее пронаблюдать за тем, как глубокая любовь Владимира Панченко к башкирскому пейзажу преломляется и продолжает жить в ином пластическом материале в работах дочери Анны.
Мир — устройство занятное. Он похож на сосуд, полный света, деталей и цветных впечатлений. А иногда он смахивает на экзотический плод, шершавый на ощупь, который предстоит как следует распробовать. Каждое соприкосновение с миром рождает долгий глуховатый звук, словно костяшками пальцев постучали по фаянсовой вазе.
Постижение мира Владимиром Панченко началось в деревне Веровка Фёдоровского района БАССР, где он родился, а продолжилось в деревне Антоновка Мелеузовского района, где он каждое лето гостил у бабушки и дедушки. Так или иначе, жизнь Владимира Алексеевича начиналась в местах дивной красоты. Мир, открывшийся Владимиру, походил на симфонию, ритм которой задавали гряда холмов и вереницы убегающих за горизонт облаков. Мир был полон запахов, звуков, образов и переливов цвета.
Сохранив в сердце эту красоту, в 1955 году Владимир Алексеевич уезжает в Москву, где поступает в Московское художественно-промышленное училище имени М. И. Калинина откуда по прошествии двух лет его призвали в армию. Четыре с половиной года он прослужил на крейсере «Адмирал Лазарев» Тихоокеанского флота. Но и на службе в часы досуга Панченко продолжал рисовать.
По окончании службы в 1962 году Владимир Алексеевич поступает на художественно-педагогическое отделение Московского областного художественного училища «Памяти 1905 года». Во время учёбы регулярно посещает открывающиеся выставки. Во время одного из таких посещений ему посчастливилось познакомиться с башкирскими художниками — А. Лутфуллиным, Б. Фузеевым и А. Бурзянцевым. Позже, по приезде в Уфу, А. Бурзянцев познакомил молодого художника с А. Пантелеевым, с которым у Панченко сложились особенно тёплые отношения. Одним словом, в круг башкирских художников Владимир Панченко вошёл, ещё будучи студентом.
Окончив училище, Владимир Алексеевич несколько лет преподавал в Уфимской художественной школе-интернате (ныне гимназия им. К. А. Давлеткильдеева), потом работал в Башкирском художественном фонде, а затем заведующим отделом передвижных художественных выставок при Башкирском государственном художественном музее им. М. В. Нестерова. Эта работа была сопряжена с поездками в самые отдалённые уголки Башкортостана, во время которых Панченко много рисует и пишет и таким образом «художественно осваивает пространства башкирского края». Так, тема Родины стала главной в творчестве художника.
Работы Владимира Панченко узнаются по тому, как он выстраивает пространство: ближний план, а за ним — целая череда горизонтов.., по неброской, почти пастельной палитре. Мастер словно экономит силу цвета для акцента, как, например, в работе «Радуга над хлебным полем», где сдержанный колорит и неспешность повествования (вот по просёлочной дороге движется телега, запряжённая гнедой лошадью…), и начавшее было хмуриться небо вдруг озаряет упругий всполох радуги, становясь одновременно и цветовой доминантой, и главным событием.
В работе «Дорога» сама дорога лишь выглядывает из-за пригорка, но нависшая над ней туча пластически рифмуется с крутым поворотом дороги, наполняя пространство тревожным предчувствием.
Анна Панченко вспоминает: «…эта палитра красок, которая казалась чуть пыльной, начинает звучать и понимаешь, что это не налёт пыли, а цвет самой земли неяркий, сдержанный, открывающийся не сразу, и лишь тому, кто готов увидеть».
Первым учителем Анны был, конечно же, отец. Её детские впечатления неразрывно окутывают запахи масляных красок и растворителя, пахнущего сосной. Картины на подрамниках, на картоне, книги по искусству — это было естественно и гармонично. Творчество сызмальства воспринималось Аней как норма жизни. Решив связать свою жизнь с искусством, она поступила в Уфимское училище искусств и успешно окончила его в 1987 году. Во время учёбы Анна познакомилась с Валентиной Кузнецовой, которая дала ей первые навыки работы с глиной. Но только спустя годы, попробовав различные виды творчества, Анна Панченко нашла себя в керамике, в этом непростом материале, в который она влюбилась сразу и с которым она работает, преисполнившись почти сакрального к нему уважения.
 — Глина самодостаточна. Она имеет свой характер, силу, пластичность и многогранность, — говорит Анна Панченко. — Только в сотворчестве с этим материалом можно попытаться выразить свои эстетические взгляды и понимание красоты. Глина — один из природных материалов, который существовал задолго до человечества. Она помнит всё, что происходило на земле. При всей своей пластичности она тверда характером, поэтому нередко диктует свою волю посреднику — керамисту.
Анне Панченко, безусловно, удаётся найти общий язык с материалом. Её работы отличают пространственная соразмерность, тонкая цветовая гармония, лиризм, афористичность, пластическая выразительность, богатство фактур. В композиции «Похищение Европы» бык возвышается словно гора, и в этой статичности — непреложность воли Зевса и обречённость Европы. Красавице не соскользнуть с шершавой спины быка. Рога быка сияют медью ликующих троп. В серии «Персидский цветок» формы изукрашены вычурно, под стать персидскому роскошеству. В свете софитов силуэты «цветов» сияют, как кольчуги шахских стражей.
«Нести гармонию в мир — это моё кредо», — говорит Анна Панченко и изо дня в день ищет новые идеи и средства выражения.
Композиция «Линия судьбы» не содержит никаких линий или черт. Под линией судьбы художник понимает путь, которым следуют чем-то похожие на монахов фигуры. Не побоюсь пафоса и, зная кое-что о творческих исканиях Владимира Алексеевича и Анны Панченко, предположу, что эта драматичная композиция сообщает о том, что линия судьбы художника — это путь истового служения красоте и свету, который, падая с небес, отражается в холстах, в листах бумаги, в капельках глазури, в глазах и душах современников.

Преломление «Отражённого света»
Преломление «Отражённого света»
Автор:Любовь Нечаева
Читайте нас в