Все новости
Звуки музыки
18 Апреля , 14:47

Курай – символ древней культуры башкир

Продолжение. Начало в № 1, №2

Автор — Юлай Гайнетдинов

Продолжение. Начало в № 1, №2
Длина, количество отверстий, расстояние между ними, как известно, определяют строй духового музыкального инструмента, а строй определяет его тембр, то есть «душу». У туркменов, например, есть похожий на курай инструмент, называется каргы-тюйдюк. Игровых отверстий шесть, играют точно так же, как на курае, но… тембр-то другой! На тюйдюке можно исполнить и башкирские мелодии, но тонких струн души башкорта они вряд ли заденут. Когда-то наши далекие предки музицируя нашли строй курая — пять игровых отверстий, наверное, по звону струны в душе. Таким образом душе башкорта открылась «душа» курая, и он стал его верным спутником на протяжении всей его истории, более того, летописцем его истории. Сегодня, к сожалению, есть «деятели», пытающиеся пропиарить так называемый «хроматический курай» (кураю добавили отверстия — Ю. Г.). Если в этом псевдоинструменте нет тембра курая, разве можно применять в отношении его название курай? Называйте его как угодно, только курай оставьте в покое!
Талантливый кураист, композитор Абдулла Халфетдинов был также профессиональным флейтистом. Иногда он открывал конец флейты, играл башкирскую мелодию, извлекая звуки как на курае, и говорил, что не очень вкусно получается, потому что тембра курая нет.
Создатель и руководитель первого Великорусского оркестра Василий Васильевич Андреев (1861–1918) в свое время попытался путем реконструкции добиться, например, из жалейки звучания хроматического ряда. Была хорошая жалейка, получился плохой гобой и в дальнейшем отказались от хроматизации народных духовых инструментов. Музыканты бывших союзных республик, в том числе туркмены, при создании государственных оркестров народных инструментов опыт В. В. Андреева учли.
Я в 14 лет взял в руки курай и уже полвека не расстаюсь с ним. Начиная с середины 70‑х годов прошлого века целенаправленно общался с традиционными кураистами разных регионов, записывал на магнитофон их игру на курае, истории мелодий, сведения о не известных мне кураистах. Никто из них не выпячивал свой род, для курая есть только башкорт!
Сайфулла Дильмухаметов (1932–2004), с которым мы близко общались с 1978 года, представитель рода тунгаур (здесь и дальше принадлежность к роду приводим только для сведения — Ю. Г.), рассказывал, какое огромное влияние оказал на его отца, знаменитого кураиста Ишгале Дильмухаметова (1901–1974) Габит курайсы — Габит Бараков (1857–1927), представитель бурзянского рода. В фольклорном фонде УГИИ хранятся записи Ишгалея-курайсы и Сагадата-курайсы (1907–1983), сына Габита-курайсы. По манере исполнения, по репертуару слышно — одна школа! Сайфулла агай также подчеркивал, что на его брата — знаменитого кураиста Ишмуллу Дильмухаметова (1928–1984) оказал решающее влияние не столько отец, сколько кураист Хамит Ахметов (1904–1966), представитель бурзянского рода. Мой остаз Карим Дияров (1910–1986, бурзянский род) говорил мне, что в своей жизни не встречал более искусного кураиста, чем Хамит Ахметов. Карим агай также тепло вспоминал о Гинияте Ушанове (1894–1946, карагай-кипчакский род) как об одном из своих учителей. Абдулла Халфетдинов (1937–1984, тамьянский род) рассказывал, что Ишмулла Дильмухаметов, когда бывало тяжко на душе, приходил к нему домой, слушал курай и успокаивался. О взаимовлиянии известных кураистов можно привести много примеров.
Когда башкорт начал играть на курае? Идентичность курая с шумерской флейтой (3 тыс. лет до н. э., хранится в музее Филадельфийского университета), на множество совпадений между шумерским эпосом о Гильгамеше и эпосом «Урал батыр» — информация к размышлению.
Как известно, в Башкортостан ислам проник в X веке, до ислама был тотемизм. Тотемизм в жизни башкир отразился в легендах некоторых мелодий, издревле исполнявшихся на курае. Приведем два примера.
Арабский путешественник Ахмет ибн Фадлан, посетивший в 921–922 гг. Башкортостан, услышал от башкир легенду мелодии «Сынграу торна» («Звенящие журавли»). В ней повествуется о том, что когда на башкир напали враги, в небе появились журавли и с громким криком стали кружить над врагом. Враг испугался и отступил. С тех пор журавли у башкир считаются священной птицей.
В легенде мелодии «Бала карга» повествуется о том, как, убегая от врагов, молодая мать оставила грудного ребенка в вороньем гнезде. Вернувшись через время к этому месту, чтобы похоронить хотя бы кости, она с радостью увидела, что ребенок жив, вороны вкладывают ему в рот лесные ягоды. Когда мать сняла ребенка с гнезда, вороны долго их провожали песней на своем языке. По возвращении матери с ребенком домой устроили большой туй. Кураисты в честь этого события сочинили мелодию «Бала карга» («Вороненок»).
Легенды без мелодии или, наоборот, мелодии без легенды, не дошли бы до нас через более чем тысячу лет.
Аямаған йәнен, түккән ҡанын,
Һис бирмәгән башҡорт Уралын.
(башҡорт халыҡ йыры «Урал»)
«Не жалел жизни, кровь проливал,
Не отдал башкорт свой Урал»,
поется в песне «Урал», по праву считающейся национальным гимном башкирского народа. Как видно из песни, для башкорта понятия Родина и гора Урал (южный — Ю. Г.) тождественны.
Народный поэт Башкортостана Назар Наджми в своей поэме «Урал» раскрывает понятие «быть башкортом» через курай и пение песни «Урал»:
(…) Башҡортлоҡ — ул милләт кенә түгел,
Ҡурай кеүек ябай, ҡатмарлы. (…)
(«Быть башкортом – не только нация,
Это, как курай, – и просто и сложно».)
Әгәр ҙә һин ысын башҡорт икән,
Йырлап күрһәт миңә «Урал»ды. (…)
(«Если ты настоящий башкорт,
Спой мне песню «Урал»)
В 1923 году в Москве на Всесоюзной выставке сельского хозяйства и кустарного производства участвовала делегация Башкирской автономной республики под руководством кураиста, фольклориста Абубакира хазрата Хусаинова из села Темясово нынешнего Баймакского района РБ. Абубакир хазрат для показа натурального быта башкир взял на выставку башкирскую юрту, дойных кобыл. Культурную программу показывали кураист Хамит Ахметов, народный певец Абдрахим Искужин, танцор Юмабай Барлыбаев. Один из уважаемых посетителей башкирской юрты, нарком иностранных дел Советского Союза Георгий Чичерин, глубоко потрясенный мощью курая, произнес слова, которые кураист Хамит Ахметов до своих последних дней перед игрой на курае как заклинание повторял: «будет башкир — будет курай, будет курай — будет башкир!».
Издревле для башҡорта слова «башҡорт», «Урал», «ҡурай» — синонимы. И так будет всегда!