Все новости
Звуки музыки
24 Августа , 23:39

Уфа и рок-н-ролл как культурный код поколения

Продолжение. Начало в № 6

Уфа и рок-н-ролл как культурный код поколения

Автор — Хайдар Кульбарисов

 

Продолжение. Начало в № 6

В конце 60‑х — начале 70‑х годов наибольшее количество рок-групп было сосредоточено в высших учебных заведениях Уфы. Оно и понятно: интеллектуально развитая часть молодежи, распахнутая миру, интересующаяся мировыми культурными тенденциями, поступала в вузы, чтобы продолжить свое образование.
Самым ярким в этом плане был авиационный университет, в те годы — УАИ. Практически на каждом факультете в период 1969–1975 годов был свой ансамбль, но у всякого времени свои причуды: после 1975 года, когда в моду вошла музыка диско, всюду стали звучать итальянцы, и музыкантов, играющих «настоящий» рок-н‑ролл, поубавилось.
В 1969 году после поступления Рината Билялова на механико-технологический факультет, он был приглашен играть в группу, которую организовал студент третьего курса Виктор Ахрамович. Ансамбль был тепло встречен студенческим сообществом, выступал достаточно активно, пользовался популярностью и стал лауреатом первого в Уфе студенческого фестиваля «Агидель‑71», жюри которого возглавлял выдающийся башкирский композитор Загир Исмагилов. Организатором этого мероприятия выступил Кировский райком ВЛКСМ. Кроме группы, в которой играл Билялов, в УАИ было еще несколько заметных групп («Прометей», «Ритм‑68» и др.).
Пожалуй, самым известным ансамблем нефтяного института были «Ступени», где играли превосходные музыканты. Группа «Ступени» часто выступала в кафе «Встреча» (на углу улиц Зорге и 50 лет СССР), ставшем в 1974 году своего рода рок-клубом (по инициативе завотделом Уфимского горкома ВЛКСМ Константина Максименко), в котором посетителей всегда ожидало свидание с рок-н‑роллом весьма приличного уровня. Во «Встречу» на постоянную работу в качестве рок музыкантов были приглашены Рустем Каримов, Саша Тимофеев, Витя Степанов, Рустем Масленников и Таня Ишбулатова, ставшие первыми профессиональными исполнителями рока в Уфе. Затем в 1975–1976 году на этой площадке выступал ансамбль, в котором играли Рафаэль Шмергельский, Сергей Аринушкин, Саша Тимофеев и другие музыканты.
Уфимский медицинский институт был представлен прекрасной группой «Красные кресты», основанной в 1968 году Валерием Письменным, ушедшим из «Кузнецов грома». После ухода Письменного музыкальным руководителем ансамбля стал Радик Курамшин, а художественным руководителем или, как нынче говорят, продюсером — Раис Терегулов. Видоизменяясь и трансформируясь, группа активно выступала в Уфе и гастролировала по республике.
Ансамбль «Орфей» был основан на базе института искусств. Тягаться с ними было трудно, поскольку в его составе были профессионалы, учившиеся по различным музыкальным специальностям. Бывший руководитель этого ансамбля Володя Суханов теперь профессор, заведующий кафедрой народных инструментов. Ансамбль производил впечатление мощным многоголосием и качественной музыкой. Он по праву стал лауреатом и завоевал диплом 1‑й степени студенческого фестиваля «Агидель‑71». Рок-музыка не входила в сферу профессиональных интересов участников группы, потому просуществовала группа недолго.
Рок осваивал не только институты. Он прижился и расцвел на танцплощадках. Независимость от гастрольной жизни и отсутствие необходимости в утверждении программ открывали широкий простор для творчества. Рыба ищет, где глубоко, а рок-н‑ролл — где вольно. Первой среди равных была группа «Бисквиты», организованная в 1967 году. Ее руководителем был Игорь Селюков (гитара), на барабанах играл Паша Панов, Игорь Семин был звукооператором, а вокалистом — Игорь Заболотнов.
Главная танцплощадка располагалась в парке им. А. Матросова и была основной кузницей рок-н‑рольных кадров. В парке «Нефтяник» (ныне парк «Победы») сложился свой роковый анклав. Состав местного ансамбля был блистательным: лучший в те годы клавишник Юрий Шамогонов, Ренат Шамсутдинов — виртуозный ударник, Фарит Резяпов — уфимский Джордж Харрисон, великолепный Саша Тимофеев и прекрасный музыкант Игорь Ефимов — один из пионеров уфимского рока.
— Пожалуй, все приличные рок-н‑ролльные группы прошли через игру на танцах, — рассуждает Ринат Билялов. — Здесь музыканты были свободны от идеологических догм. На танцах никто не требовал играть песни отечественных композиторов, поэтому ребята 18–20 лет имели возможность дать выход своей энергии и выразить себя. Они играли те вещи, которые сегодня уже стали классикой рок-н‑ролла и ритм-н‑блюза.
Как и любой культ (а рок-н‑ролл без всяких натяжек можно назвать культом), уфимский рок опирался на культовые фигуры, задававшие не только музыкальные тренды. Они создавали то, что называют «стилем жизни». Многие им подражали, копировали их манеры. Одним из столпов уфимской рок-н‑ролльной культуры был Рустем Асанбаев. Он являлся выдающимся гитаристом, первым в городе исполнявшим музыку в стиле ритм-н‑блюза — вещи Джимми Хендрикса и Б. Б. Кинга. Каждое его выступление отличалось не только виртуозной игрой, он обрушивал на публику море обаяния и своеобразного артистизма. Когда играл Рустем, возникало ощущение, что музыку из его алой «Торнадо» (пожалуй, первой фирменной гитары в Уфе) извлекают не пальцы, а всё его естество. В этом священнодействии участвовали и ноги, и выразительная, чуть нервная мимика. Тех, кто знакомился с Рустиком (среди своих — Бабаем) ближе, очаровывал его томный с легкой хрипотцой голос, его чувство юмора, талант рассказчика. Рустем Асанбаев был секс-символом, кумиром рок-н‑ролльной культуры тех лет. Нет сомнения, что он оказал влияние не только на определенную референтную группу, но и на все культурное пространство города.
— Рустем Асамбаев, — вспоминает Ринат Билялов, — в разные периоды играл с Володей Дворником, участвовал в группе «Барды», в конце 70‑х был приглашен в группу «Калейдоскоп», организованную в ДК «Авангард» в составе: Геннадий Родин — бас, руководитель ансамбля, Володя Сигачев — клавишные, Слава Елисеев — ударные, Гоша Бирюков и Игорь Демченко — вокал, флейта. Этот ансамбль стал костяком будущей группы «ДДТ».
Как появляется культура? Все знают, что она родится в тиши писательских кабинетов, в чреве оркестровых ям, на залитых светом мансардах живописцев. Но случается, что она являет себя на тесной кухне под аккомпанемент расстроенной гитары, в сырых подвалах с подслеповатыми окнами, освоенных художниками. Впрочем, культура, как все понимают, это не только искусство как таковое. Культура — это сложная иерархия ценностей, система «свой–чужой». Молодежная культура второй половины ХХ века — это еще и способ жить не по лжи, понимание того, что можно обойтись без щипчиков для сахара, можно не носить галстука, к рыбе подать красное вино, но нельзя лгать. Рок-культура — это понимание того, что бытие не определяет сознания и уверенность в естественности и неизбежности счастья, которое является результатом найденной музыкальной гармонии или удачной стихотворной строки.

Автор:Любовь Нечаева