Все новости
Звуки музыки
23 Ноября , 23:23

С днём рождения, маэстро!

9 октября на сцене Малого зала Башкирской государственной филармонии имени Хусаина Ахметова состоялся концерт к 75‑летию со дня рождения прекрасного пианиста и великолепного преподавателя Рустама Мансуровича Губайдуллина.

С днём рождения, маэстро!

Автор — Алиса сабирова

 

9 октября на сцене Малого зала Башкирской государственной филармонии имени Хусаина Ахметова состоялся концерт к 75‑летию со дня рождения прекрасного пианиста и великолепного преподавателя Рустама Мансуровича Губайдуллина.

Для справки: профессор, заслуженный деятель искусств РБ, лауреат международных конкурсов Рустам Губайдуллин родился в Уфе. Окончил Московскую государственную консерваторию им. П. И. Чайковского в 1971 году (класс профессора О. М. Жукова), в 1974 г. — ассистентуру-стажировку (класс профессоров Л. Н. Оборина, В. А. Натансона). В УГИИ им. З. Исмагилова работает с 1971 года.

В юбилейном вечере Маэстро, как это уже вошло в традицию, принял участие не только сам юбиляр, исполнивший 23‑ю — одну из самых известных, хотя и не самых простых сонат Бетховена, но и его сын — не менее одарённый пианист Марат Губайдуллин и другие молодые коллеги-музыканты.
юбилея у профессора целых два: в этом году исполнилось 50 лет с тех пор, как Рустам Губайдуллин приступил к работе в качестве преподавателя кафедры специального фортепиано Уфимского государственного института искусств. Небольшой перерыв случился в 90‑е, когда многие музыканты уехали из страны — кто на время, а кто-то и навсегда. Но, по собственному признанию Рустама Мансуровича, он патриот.
Что было хорошего, а чего бы, возможно, следовало избежать — вот об этом мы поговорили с Маэстро в нашей беседе.
— Насколько я могу судить по событиям последних десятилетий, ваши концерты в честь памятных дат стали уже вполне традиционными?
— Да, но я стараюсь отмечать таким образом не только свои праздники. В прошлом году было 100‑летие со дня рождения моего отца (кстати, отец Рустама Губайдуллина — Мансур Садыкович Губайдуллин — заслуженный деятель науки БАССР, профессор, доктор экономических наук и почётный академик Академии наук РБ — А. С.). Хотя отец и не был музыкантом, но он, по моему глубочайшему убеждению, очень многое дал мне: целеустремлённость, работоспособность и ответственное отношение к любой работе, какой бы она ни была. Я считаю его великим человеком, но не потому, что он совершил что-то великое для человечества… Он, на мой взгляд, велик тем, что невзирая на сложные обстоятельства не пал духом и смог сполна реализовать себя, свой талант, которым его наделила природа.
— Вы уехали в Москву в довольно юном возрасте. Не было ли каких-то опасений? А главное — не было ли желания остаться работать в Москве после окончания консерватории?
— Мне было уже 15 лет, да и время было более спокойное. Мы жили в интернате Центральной музыкальной школы при консерватории. Понимаете, атмосфера вокруг была уникальной: все ученики, в том числе и интернатские, занимались музыкой действительно часами, постоянно играли на инструменте. В каком-то смысле я даже сам не ожидал от себя, что я мог точно так же часами заниматься. Поэтому я легко поступил в консерваторию, по окончании которой попал на работу в Уфу: Загир Гарипович Исмагилов, первый ректор УГИИ, сделал запрос в МГК и когда мне на распределении сообщили о приглашении работать в нашем институте, я с радостью согласился, ведь это моя родина! Я себе другого и не предполагал, и более того — всегда был уверен, что здесь я принесу больше пользы, чем в Москве или где-либо ещё. Можете считать, что это патриотизм, хотя сейчас это несколько не в моде, но я уверен, что моё место здесь.
И с этим трудно поспорить, поскольку Рустам Мансурович действительно практически всю свою жизнь (за исключением буквально нескольких лет) провёл в Уфе и продолжает, к счастью своих студентов, преподавать в институте. Знаю не понаслышке, что он всегда с готовностью работает с учениками, и неважно — выходной ли, праздничный ли день. Это ли не удача и радость для преподавателя — быть нужным, быть востребованным, вне зависимости от внешних обстоятельств?! И особенно в наше непростое время…
— Профессор, а вам всегда везло на хороших и одарённых студентов?
— Конечно же, были разные студенты — и по характеру, и по степени одарённости. Но каждый из них мне очень дорог. Особенно, когда мы проводили концерт выпускников моего класса: не все из них были готовы выйти на сцену, переживали, волновались… Но самым приятным для меня было, что они хорошо сыграли. Я всегда говорю своим студентам, что самый ценный подарок — это ваше хорошее выступление. Для многих, наверное, это покажется странным. Ну как это: вышел, сыграл хорошо и больше ничего не нужно?! Нет, ведь тогда я чувствую, что я не зря живу на Земле, а они буквально своими руками воплощают мои идеи. Меня это радует и вдохновляет.
Поистине ещё одной удачей, которую трудно переоценить, в жизни профессора стала семья, а точнее — семейный и творческий союз с народной артисткой Республики Башкортостан, певицей Галиной Халдеевой. Конечно же, как это часто случается, не всегда их жизнь была бесконечной идиллией: приходилось довольно долгое время жить в разных странах — Галина Викторовна много лет работала по приглашению в столичных консерваториях Сирии и Ливана, всего лишь на короткое время приезжая в Уфу. И безусловно, большой родительской гордостью стал сын — пианист и композитор, лауреат международных конкурсов Марат Губайдуллин.
— Не могу не спросить вас о сыне, особенно памятуя его блестящее выступление на вашем юбилейном концерте. Скажите, маэстро, вы предполагали, что Марат станет таким прекрасным исполнителем?
— Честно говоря, не ожидал. Хотя он всегда очень активно проявлял себя, но мы с супругой всегда знали, что в музыке, особенно академической, довольно трудно пробиться. Более того, когда мы только приехали в Сирию, не было уверенности, что с нами продлят контракт, поэтому целый год Марат вообще не играл. Позднее я предложил ему всё-таки закончить школу и сам стал с ним заниматься. Мы подготовили программу и он поступил в Уфимское училище искусств сразу на второй курс. После — наш институт, но перевёлся в Казанскую консерваторию, выпускаясь из которой, получил пять с плюсом по специальности, а уже в Московской консерватории Марат окончил аспирантуру у В. В. Горностаевой (одной из выдающихся пианисток современности — А. С.). Признаться, для нас, родителей, его поступление в Москву на бюджет, да к тому же с наивысшим баллом, было очень неожиданным и приятным. Но было бы ошибочно предполагать, что я вижу в Марате только сына и исключительно горжусь его успехами. Нет, когда я слушаю его исполнение, я меньше всего думаю, что это мой сын, и, конечно, замечаю какие-то недочёты, всегда говорю об этом. Но я также слышу, что он талантлив, проникновенней и глубже нет сейчас музыкантов в Уфе.
Не могу здесь не согласиться с Рустамом Мансуровичем. Для исполнения в этом концерте Марат Губайдуллин, по его собственному признанию, выбрал самые популярные прелюдии и этюды-картины С. В. Рахманинова, выстроив их в определённом порядке, соответственно собственной концепции смыслового crescendo. И главное, на мой взгляд, чувство, которое удалось воплотить пианисту — это фантастически удивительная и невероятно, «неизбежно» убедительная исполнительская свобода. Сейчас это, скорее, тенденция в мировой академической музыке, где всё более ценится личное, не формально, а индивидуально интерпретированное исполнение нотного текста, однако подобное ничтожно мало представлено в Уфе на сегодняшний день. Конечно же, хочется, чтобы такие концерты проходили как можно чаще на разных уфимских площадках, несмотря на сложную общемировую ситуацию, связанную с пандемией.
— Рустам Мансурович, скажите, а какой вы сейчас? Много ли изменилось в вас за прошедшее время или что-то осталось ровно таким же, как и было?
— Наверное, раньше я всё же был более импульсивным, но при этом застенчивым, а сейчас стал довольно уравновешенным, хотя иногда бывают и холерические «нотки». Но по-прежнему в душе я остаюсь неисправимым романтиком. Знаете, я до сих пор, когда знакомлюсь с новым человеком, всегда наделяю его какими-то высокими человеческими и профессиональными качествами. Потом постепенно, в результате общения, могу изменить своё мнение. Но изначально я доверчив, и бывает, что люди иногда меня подводят. Но я не огорчаюсь, ведь я должен быть мудрее и проницательней. Ведь все мы люди, мы можем ошибаться, можем неправильно понять друг друга, но в таких случаях необходимо встречаться и разговаривать, находить взаимопонимание. А если огорчаться… Тогда и жить незачем, а мне очень нравится жизнь, и я люблю людей! И вообще: Карнеги надо читать! Улыбайся, цени и подчёркивай в людях их лучшие качества, тогда всё зазвучит совсем по-другому.
— Спасибо большое за такую приятную и душевную беседу. Поздравляю вас и от всей души желаю доброго здоровья, талантливых студентов и счастья всем вашим близким!

Автор:Любовь Нечаева