Все новости
Звуки музыки
20 Февраля , 13:57

ЧЕЛОВЕК БУДУЩЕГО В НАСТОЯЩЕМ

С композитором Николаем Поповым мы встретились в одном из ультрасовременных мест Москвы – «Медиахолле 360» парка «Зарядье». Здесь каждый день для жителей и гостей столицы транслируется фильм «Гагарин. Лейтенант неба». Николай написал для него музыку, а в ноябре фильм взял главный приз II Московской Арт Премии. Впрочем, назвать увиденное «фильмом» приходит на ум в последнюю очередь. Десять минут виртуального путешествия в космос. Когда можно наблюдать за легендарным космонавтом, воссозданным при помощи нейронных сетей и 3D-графики. Или стать свидетелем запуска сотни спутников с орбиты корабля «Восток‑1». Десять минут удивления, восхищения и открытий. Это и стало отправной точкой нашего разговора.

ЧЕЛОВЕК БУДУЩЕГО В НАСТОЯЩЕМ
ЧЕЛОВЕК БУДУЩЕГО В НАСТОЯЩЕМ

Автор — Гузель Яруллина

 

С композитором Николаем Поповым мы встретились в одном из ультрасовременных мест Москвы – «Медиахолле 360» парка «Зарядье». Здесь каждый день для жителей и гостей столицы транслируется фильм «Гагарин. Лейтенант неба». Николай написал для него музыку, а в ноябре фильм взял главный приз II Московской Арт Премии. Впрочем, назвать увиденное «фильмом» приходит на ум в последнюю очередь. Десять минут виртуального путешествия в космос. Когда можно наблюдать за легендарным космонавтом, воссозданным при помощи нейронных сетей и 3D-графики. Или стать свидетелем запуска сотни спутников с орбиты корабля «Восток‑1». Десять минут удивления, восхищения и открытий. Это и стало отправной точкой нашего разговора.

— Как рождаются подобные новаторские проекты?
— Мне кажется, существует некий отряд людей в искусстве, который ищет новые формы. В своем творчестве, прежде всего. Они так или иначе пересекаются, встречаются, сотрудничают. Поэтому когда появляются идеи новых проектов, сразу возникает ряд имен, которые могли бы реализовать данную художественную задачу. Если говорить о создании фильма «Гагарин. Лейтенант неба», то меня пригласили видеохудожники Ян Калнберзин и Евгений Афонин.
— Музыка возникает до видеоряда, после или во время?
— По-разному. Что-то до. В каких-то случаях музыка возникает вместе с видео. Какие-то фрагменты создаются уже на готовый видеоряд. Здесь важно не то, как это происходит, а момент коммуникации авторов — говорят они на одном языке или нет. Например, если возникают технические сложности, мы стараемся помочь друг другу их решить. Допустим, подвинуть музыку под голос Гагарина проще, чем перерендерить все видео.
— Качество звука здесь просто фантастическое!
— Да, но чтобы добиться этого, нужно было каждую ночь приезжать в зал и работать прямо здесь.
— Твоя биография — вдохновляющий пример для нынешних студентов‑композиторов. Родился в Белебее, учился в Уфе, затем — в Московской консерватории, где с этого года возглавил Центр электроакустической музыки. Можно ли сегодня сделать карьеру академическому композитору?
— Само понятие «академический композитор» на сегодняшний день довольно сложный вопрос. Как и в принципе деление музыки на «академическую» и «неакадемическую»…
— …хорошо, тогда уточним. Можно ли сегодня сделать карьеру композитору с консерваторским образованием? И что для этого нужно сделать?
— На самом деле, если поступаешь и честно учишься в любой из консерваторий нашей страны, то, с одной стороны, получаешь фундаментальное теоретическое образование, а с другой — ничего, чтобы продолжить свой путь в искусстве. Потому что как композитор ты должен сформироваться, прежде всего, внутри себя. И одновременно искать собственный путь, ломая устоявшиеся рамки.
Поначалу во время учебы в консерватории мне многое давалось легко. Был даже момент, когда позвонил Тихон Николаевич Хренников и попросил меня показать свою музыку. Он уже не мог ходить в консерваторию, но услышал, что на экзамене мне поставили «пять», хотя по традиции первокурсникам ставят «четверки».
— «Четверки» как прививки от зазнайства?
— Наверное. Очень скоро я почувствовал, что только академическое творчество мне не интересно, и стал искать что-то новое. Так попал в класс Игоря Леонидовича Кефалиди, который преподавал тогда электроакустическую музыку. Со временем, когда и этого стало мало, возникла сфера мультимедиа, которой я и сейчас занимаюсь. А не так давно зашел еще на одну новую территорию — территорию музыкального театра. Тоже довольно консервативную, но с другой — совершенно новую для меня область. Одним словом, сегодня композитору важно всегда находиться в поиске.
— Как началось сотрудничество с Башкирским театром оперы и балета?
— Все началось в 2011 году, когда Ринат Абушахманов искал музыку для хореографического номера. Кто-то ему посоветовал меня. Так родился номер «Подснежник», который идет в театре до сих пор.
В 2015 году руководство хореографического колледжа обратилось с предложением сочинить музыку для балета, который поставит Ринат Абушахманов для учащихся колледжа. Тогда возник балет «Хыухылу» («Водная красавица»).
— Я помню его. Красочная сказка по мотивам башкирского эпоса. А в музыке были стилизации в духе Римского-Корсакова.
— Да, и не только его. Такая стояла задача.
— Музыка понятная для детской аудитории?
— Ну да. Идея следующего балета — «О чем молчат камни» — о пещере Шульган-таш витала в моем воображении довольно давно, но все сложилось спустя четыре года. А после премьеры возникла идея создать еще один одноактный балет на национальную тему, чтобы он шел вторым отделением. Мы задумывали его о содовой промышленности и Шиханах. Но когда разгорелся скандал, пришлось уйти от этой темы. В итоге первоначальный замысел трансформировался в легенду или даже сказку «Свет погасшей звезды».
— Такой оммаж «Ромео и Джульетте».
— В общем, да.
— В музыке обоих балетов используются акустические инструменты, голос, электроника и довольно активно происходит работа с фольклором. Мне кажется, что когда живешь и работаешь в Москве, отношение к национальному компоненту меняется.
— Это старая истина. «Лицом к лицу лица не увидать. Большое видится на расстояньи…». У меня тоже отношение к башкиркой культуре поменялось после переезда в Москву. Потому что, когда тебе что-то насаждается, возникает естественное отторжение. А когда смотришь на это извне как на большую интересную культуру, видишь в этом намного больше, чем когда находишься внутри.
— Согласна. И даже гордость появляется, что ты часть этой культуры.
— Да, я считаю себя башкирским композитором.
— Год назад фирма «Мелодия» совместно с Союзом композиторов России выпустила важный и в хорошем смысле амбициозный проект — антологию современной академической музыки, озаглавив его «Sound Review». Это шесть дисков, куда вошли произведения российских композиторов, написанные после 2000‑х годов. Среди них — одно из ваших сочинений — Interferometer для флейты, кларнета, скрипки, виолончели, MIDI-клавиатуры и электроники (2016). Каково это — чувствовать, что ты создаешь историю новой российской музыки?
— Я не пишу историю. Я пишу музыку. В то время, в которое я живу. В контексте окружающих меня событий. В контексте определенного пространства — культурного, социального, политического. Это моя внутренняя человеческая рефлексия на происходящее. Мне кажется, подобных амбициозных мыслей в голове нет ни у одного художника. Но если что-то честно создавать, то оно так или иначе отражает собой этот мир.

 

Николай Попов — современный российский композитор, соединяющий традиции академической музыки и новейшие электронные и мультимедиа технологии. Известный музыковед Валентина Холопова характеризует его творчество как «академическое мультимедиа, где синтезируются акустические инструменты, электронные звуки, цвет и фигуры на видео, свет».
Музыкальная биография Николая Попова связывает три города — Белебей, Уфу и Москву. В Белебее он родился, вырос и получил первые музыкальные уроки. Уфимские страницы связаны с учебой в Среднем специальном музыкальном колледже (класс баяна Н. И. Махнея, класс композиции И. И. Хисамутдинова) и поступлением в Уфимский государственный институт искусств им. З. Исмагилова. Москва возникла спустя год, когда пытливый студент принял решение обучаться на факультете композиции Московской государственной консерватории им. П. И. Чайковского. По окончании консерватории (класс В. Г. Агафонникова и И. Л. Кефалиди), продолжил образование в аспирантуре под руководством В. П. Задерацкого и начал профессиональную деятельность в качестве научного сотрудника Центра электроакустической музыки Московской консерватории, а также преподавателя кафедры истории и теории музыки Российского университета театрального искусства (ГИТИС). Член Союза композиторов России. Член Союза художников России. С сентября 2021 года возглавил Центр электроакустической музыки Московской консерватории.
В творческом багаже 35‑летнего композитора — победы на международных и всероссийских композиторских конкурсах, участие в престижных фестивалях, в том числе таких, как Венецианская биеннале, Фестиваль новой музыки Миланской консерватории, «Московская осень», «Московский форум», «Другое пространство», «Ударные дни Марка Пекарского», Международный Дягилевский фестиваль в Перми и др. В 2018 году по версии газеты «Музыкальное обозрение» Николай Попов назван «композитором года». В сотрудничестве с Башкирским государственным театром оперы и балета Николай сочинил два балета — «О чем молчат камни» (2019) и «Свет погасшей звезды» (2021).

ЧЕЛОВЕК БУДУЩЕГО В НАСТОЯЩЕМ
ЧЕЛОВЕК БУДУЩЕГО В НАСТОЯЩЕМ
Автор:Любовь Нечаева
Читайте нас в