Все новости
Общие статьи
26 Марта 2020, 23:36

«Артель» – это ... артель

«Вокзал. На перроне стоят провожающие: отрешённые лица, цветы… В купе врываются четыре человека, кричат в окно что-то оптимистичное. Когда поезд трогается, отъезжающие видят в нём свои лица – себя, оставшихся на платформе. Тогда пассажиры понимают, какие это были проводы…». Так описывает завязку нового спектакля под рабочим названием «Пассажиры» режиссёр Светлана Аюпова. Необычность этой постановки заключается буквально во всём. Репетиции проходили в столице Австрии Вене. Часовой спектакль был сделан за три дня. Его участники – не профессиональные актёры, а профессиональные музыканты, состав инструментального квартета «Артель». Специально для спектакля композитором Сашей Перес (Sascha Peres) была написана экспериментальная музыка. Инициатором и главным проводником этой прекрасной авантюры стала наша соотечественница, молодой музыкант, скрипачка и альтистка Лилия Нигамедзянова. Читателям «Рампы» она рассказала о себе и том, какие перспективы ждут «Пассажиров»…

Автор — Элла Молочковецкая
«Вокзал. На перроне стоят провожающие: отрешённые лица, цветы… В купе врываются четыре человека, кричат в окно что-то оптимистичное. Когда поезд трогается, отъезжающие видят в нём свои лица – себя, оставшихся на платформе. Тогда пассажиры понимают, какие это были проводы…». Так описывает завязку нового спектакля под рабочим названием «Пассажиры» режиссёр Светлана Аюпова. Необычность этой постановки заключается буквально во всём. Репетиции проходили в столице Австрии Вене. Часовой спектакль был сделан за три дня. Его участники – не профессиональные актёры, а профессиональные музыканты, состав инструментального квартета «Артель». Специально для спектакля композитором Сашей Перес (Sascha Peres) была написана экспериментальная музыка. Инициатором и главным проводником этой прекрасной авантюры стала наша соотечественница, молодой музыкант, скрипачка и альтистка Лилия Нигамедзянова. Читателям «Рампы» она рассказала о себе и том, какие перспективы ждут «Пассажиров»…
— Я родилась в Ишимбае, музыкой начала заниматься в пять лет в Уфимской музыкальной школе № 1. Папа был военным, поэтому всё детство проходило в разъездах. Когда я училась в пятом классе, мы жили в Москве, где я посещала школу-театр Галины Вишневской, в седьмом — в Южно-Сахалинске, потом была Уфа и учёба в среднем специальном музыкальном колледже (ССМК) в классе самого чудесного профессора — Александра Абрамовича Шисмана. В 2010 году окончила в его же классе УГАИ им. З. Исмагилова, год поработала в Национальном симфоническом оркестре РБ, параллельно учась в аспирантуре.
В это же время побывала в Международной оркестровой академии в Германии, где было сложно из-за языкового барьера, но очень интересно. Главное, я поняла для себя, что европейская классическая музыка неразрывно связана с европейской культурой. Да, русская скрипичная школа славится во всём мире, но есть ещё менталитет, сформированный под влиянием католической церкви, народной музыки, образа жизни, что сильно влияет на исполнительский язык. Это стало мотивацией для поступления в европейский вуз. А ещё мне показалось, что там люди ценят классическую музыку больше, чем в России, что там я буду чувствовать себя более нужной в своей профессии.
С 2012 года учусь в Австрии. Начала в городе Грац у профессора Сильвии Марковичи. В 2014 году поступила в Венский университет исполнительских искусств, в класс альта к профессору Томасу Сельдитцу. В 2018‑м окончила университет, но решила получить образование в области камерной музыки. В данный момент учусь в классе профессора Йоханнеса Майсля вместе со своим струнным квартетом.
Вначале было сложно — и с языком, и с менталитетом, и финансово. Не было почти никаких подработок, изредка играла на мессах в соборах, а зимой там ужасно холодно, так что пар изо рта идёт. Выступала в свитере, куртке, двойных штанах и митенках. Иногда за деньги мыла там полы, и в перерыве монахини кормили меня бутербродами с чаем. Спасибо моей семье, которая поддерживала в эти трудные времена материально и психологически.
Сейчас я регулярно играю, иногда по контракту, иногда на замене, в Vereinigte Bühnen Wien — оркестре Театра мюзикла. Также периодически выступаю с различными камерными ансамблями, как с именитыми профессорами, так и с молодыми музыкантами.
Но самое главное — мой квартет «Артель». Квартет — это наиболее тесный союз людей, теснее, чем брак, потому что ты проводишь в плотном эмоциональном и интеллектуальном общении с творческими, непростыми по характеру людьми намного больше времени, чем в собственной семье.
Когда я искала музыкантов для ансамбля, было трудно, поскольку для меня важны не только профессиональные качества, но и человеческие. Мой профессор постоянно твердил мне, что невозможно найти всё и сразу, что нужно ориентироваться только на уровень мастерства. Но я не представляю себе без духовного родства как браки по расчёту, так и ансамбль. Музыканты некоторых квартетов летают в разных самолётах, живут в разных отелях и общаются через ассистентов. Наша работа — это наша жизнь, хотелось бы наполнить её радостью, а не страданием. Идеи, цели, интерпретация, настрой должны быть общими. Когда играешь концерт, важно ощущать поддержку коллег.
В квартете у нас, как в семье: уважаем и любим друг друга, поддерживаем, но и конфликты, конечно, случаются. Джанай Туленова, первая скрипка нашего ансамбля, родом из Алматы, стипендиат Conservatory Maastricht Foundation, Thyll-Dürr Foundation, Sylff Tokio Foundation, лауреат различных международных конкурсов. Вторая скрипка Зарина Имаякова — самая молодая из нас, ей 23 года, не по годам мудрая и невероятно музыкальная — тоже из Алматы. Обе девушки учатся в Венском университете музыки и исполнительского искусства по классу скрипки. Мелькиор Соукс — виолончелист, родом из Франции, прежде учился в Софии и Граце, а теперь он с нами в Вене.
Название отражает идею ансамбля, прямо в соответствии с Википедией: «Артель — объединение лиц какой-нибудь профессии, равных по своим правам и обязанностям». У нас нет лидера, мы равны, стараемся слушать и слышать друг друга.
Что касается работы с уфимской студии «Alter Ego» под руководством Светланы Рифовны Аюповой, то это одно из самых важных происшествий в моей жизни. Я пришла и сразу поняла — моё! Студийцы работают вглубь, вскапывают до ядра сначала себя, а потом зрителя. Они не играют, они живут на площадке. Конечно, это изменило и мою музыкальную сущность: проживать музыку на сцене или исполнять написанные кем-то произведения — два разных подхода к работе над материалом. Я научилась оправдывать и наполнять. Этот актёрский подход мне очень помогает. Как в работе над спектаклем нужно наполнить текст, все своё существо, поставить смысловые ударения, «направить» зрителя, так и в работе с музыкальным текстом. Я часто придумываю почти кино к той музыке, которую исполняю, чтобы не получилось, будто говорю по-французски почти без акцента, но сама не понимаю ни слова.
У меня всегда была мысль как-то объединить театр и классическую музыку. Но не так, как это принято, когда музыканты участвуют в спектакле, а чтобы сами они были актёрами. И о, чудо! мне удалось найти людей, которых я заразила своей идеей. Теперь мы все в одной лодке: мой квартет, Светлана Рифовна и Саша Перес — наш композитор.
Далеко не каждый музыкант согласится на такой эксперимент — что-то ещё делать на сцене, помимо исполнения музыки на родном инструменте. Для большинства представителей моей профессии это своего рода эксгибиционизм. И не любой человек сможет органично и поэтично «существовать» на драматической сцене. Светлана Рифовна, конечно, очень помогает нам, она прекрасно знает, что мы не актёры, при этом не даёт почувствовать себя недотёпами. Это огромная удача, что она работает с нами, ведь у неё всегда так много проектов.
С композитором тоже всё вышло как по волшебству. Саша Перес — очень талантливый австрийский джазовый пианист и композитор англо-сербского происхождения. Я играла в его проекте в оркестре и однажды спросила, не писал ли он когда-нибудь для струнного квартета. Оказалось, что нет. Но через полгода он связался со мной и сказал, что хочет написать что-то новое. Узнал наши театральные планы и предложил написать музыку к спектаклю. Так у меня случился второй приступ счастья.
Вообще, я верю в знаки. И сейчас чувствую, что для нашего проекта горит зелёный свет. Музыка получилась невероятная, спектакль Светлана Рифовна поставила за три дня на одном дыхании. И мне кажется, что даже она (самый строгий судья) довольна тем, что у нас вырисовывается.
Нам сложно, непривычно, мы переступаем через себя, делаем то, что прежде никогда не делали. Классический музыкант привык играть сидя или стоя в одном положении. А мы и бегаем, и поём, играя на инструментах. Но технические задачи — это ещё не так страшно, самое трудное — психологическая внутренняя работа. Ведь этот спектакль о нас, людях, для которых работа — это жизнь; про выбор и его отсутствие; про становление. Это поэтическое осмысление переломных жизненных моментов.
Первый раз в жизни у меня нет ощущения «потолка», и мой внутренний скептик спит. Я искренне верю, что мы можем вывести наш спектакль на площадки любого уровня. В будущем хотим продолжать работать в этом направлении, создавать новые постановки, сделать это частью нашего творческого концепта. 17 и 18 марта мы будем давать закрытую премьеру «Пассажиров» в Вене. А дальше, надеюсь, покажем спектакль ещё в нескольких странах. И, конечно, в Уфе.